Йоси Цур
Йоси Цурצילום: ערוץ 7

Йоси Цур, отец Асафа «Блонди» Цура (הי"ד), погибшего двадцать лет назад в результате теракта в Хайфе, написал книгу «Смоль Ямин шхоль» в соавторстве с Ирис Сегев, матерью Нимрода (הי"ד), павшего во Второй ливанской войне.

В своей книге авторы рассказывают о личных историях, но по обе стороны политического барьера: он – как человек, отождествляющий себя с правыми силами, она – как активистка левого толка.

«Я предложил ей [Ирис Сегев] написать книгу, в которой рассказывается о тяжелой утрате с её стороны, о её сыне, резервисте, погибшем на войне, в танке, – а также о моей утрате, о молём Асафе, 17-летнем школьнике, который ехал в автобусе домой. В этой книге мы отражаем свои разные мировоззрения: она – активистка израильско-палестинского семейного форума, я – активист организаций правой направленности, борющихся против освобождения террористов и за предотвращение террор», - говорит он в интервью корреспонденту Аруц 7, и признаёт, что сторонам действительно есть о чем поговорить – хотя это очень сложно.

«Послание книги состоит именно в том, что, несмотря на большие идеологические различия, и, несмотря на возникающие споры, и даже несмотря на то, что иногда мы выступаем друг против друга в СМИ и в других местах, дружба и единство могут быть сохранены», - указал Цур, рассказывая о своих личных трудностях, которые он видит, когда различия мешают нормальному течению общественной жизни.

В его глазах, точно так же, как муж и жена могут не соглашаться друг с другом, «по умолчанию» следует жить вместе на основе взаимного уважения.

Книга была написана задолго до бури в общественном сознании, вызванной спорами вокруг внесения изменений в судебную систему, но вышла именно в эти бурные дни и поэтому, по словам соавтора, «я очень надеюсь, что она внесёт свой вклад в укрепление единства нации».

«Утрата приносит с собой своего рода «радикализацию мнения», те, кто был справа, идут больше вправо, а те, кто был слева, ещё больше поворачивают влево. Это проистекает из внутренней потребности сделать что-то, что предотвратит следующую трагедию», - говорит Цур, подчеркивая, что у них с Ирис одинаковое видение будущего страны: - «Цели у нас общие – спор идет только о пути, по которому надо следовать. Я знаю, что у неё есть дети и внуки, и она хочет для них самого лучшего. Мы расходимся во мнениях относительно пути достижения этой цели. Я считаю, что путь, по которому она идет, усугубит ситуацию, создав иллюзию того, что что-то может произойти и не произойдет. Наверняка она так же смотрит на меня. Мы не согласны – но до сих пор общаемся и дружим».

Цур говорит, что этот год ожидается особенно значительным для него и его семьи, поскольку после Дня памяти наступит День независимости, а сразу после этого – 37-й день рождения его сына Асафа.

«Мы изо дня в день переживаем очень тяжелые времена», - говорит он, рассказывая о церемонии, которая была проведена на кладбище в Хайфе, где есть отделение для жертв терактов: - «В День памяти я стою на церемонии рядом с могилой Асафа. Я надеюсь, что церемонии пройдут нормально».

По его мнению, те, кто собирается устраивать провокации на кладбищах, думают только о себе и забывают, что День памяти предназначен для семей и памяти павших.