Лимор Ливнат
Лимор ЛивнатPhoto by Yonatan Sindel/Flash90

Бывший министр Лимор Ливнат и медийный деятель Моше Шалонский обсудили арабо-израильский конфликт. Ливнат заявила о своем сожалении по поводу поддержки плана одностороннего размежевания в 2005-м году и подчеркнула касательно нынешних реалий: “С Абу Мазеном невозможно вести дела”.

Шалонский утверждал, что Абу Мазен - самый умеренный палестинский лидер из всех существовавших в последние годы, и что с ним можно вести дела, у него есть проблемы с “ХАМАСом” и “Исламским Джихадом”, а также с лагерями беженцев и вопрос в том, сможет ли он нам помочь в достижении и сохранении стабильности в Иудее и Самарии, или мы скажем: “Мы вас не не признаём, и тогда у нас на голове 2,5 миллиона палестинцев. Если разговаривали с представителями Гитлера во время Второй мировой войны, то почему, мы не будем разговаривать с Абу Мазеном?”

Ливнат: “На уровне безопасности у нас есть сотрудничество. Возможно ли достичь политических соглашений с палестинцами помимо соглашений о безопасности? На мой взгляд, сегодня это невозможно”.

Шалонский: "Согласен с вами. Сожалею, что нельзя двигаться вперед. Чего мы хотим в этом конфликте? Мы сидим на кочке и ситуация только усугубляется, когда мы ничего не делаем для создания двух государств для двух народов. Предлагаю прийти с нашими предложениями, хоть какое-то предложение по миру будет. Есть с кем поговорить. Мы должны приложить усилия. Нетаньяху был достаточно мудр, чтобы не аннексировать территории. Он понимал, что это комок неприятностей. Арабское большинство в Газе, Израиле и на территориях - вместе взятых их больше, чем нас. Нам нужно идти в направлении отделения от палестинцев. Лучше отпустить их”.

Ливнат: “Что-то вроде размежевания?”

Шлунский: «Какой-то сецессион, когда военные внутри, с выносом населенных пунктов”.

Ливнат: “Ой, ой, ой, мы подошли к сносу поселений. Ни при каких условиях. Это для меня неприемлемо. Поступать как при Ариэле Шароне?”

Шалонский: “Нет, но ситуация и так плохая, идет в плохом направлении”.

Ливнат: “Хорошо, что мы чему-то научились из того, что сделал Шэрон. Делать такой шаг в одностороннем порядке нехорошо. Я проголосовала тогда “за”, а теперь я глубоко сожалею. Шарон тогда нас обманул при голосовании, но это отдельная история. Я напишу автобиографию, и эта история там появится. Из размежевания мы узнали, что это неверный и неразумный шаг. Но если вы не делаете это в одностороннем порядке, то вы даете некую основу, в которую вы верите, но в данный момент не с кем это сделать. И от Барака, и от Ольмерта поступали очень далеко идущие предложения, гораздо более далеко идущие, чем то, что вы сейчас говорите, и вот оно. Они предлагали, мы предлагали, а что с того? Они упустили все возможности. Шалонский, вы живете в мире фантазии”.