Глобализация в тени полумесяца

Рыночные глобалисты, рабочие и джихадисты нашли союзников друг в друге. Оп-ред

Перевод Марк Штоде,

Иллюстрация
Иллюстрация
iStock

В мае этого года Audi разместила в Тwitter видео с подписью «At#EUDiversityMonth #Audi». Это имело мало общего с рекламой самого автомобиля. Это была реклама разнообразия, и очень специфичная. Женщина в черном хиджабе обеими руками медленно подняла радужный флаг.

Еще раз: мусульманка в традиционной исламской одежде рекламирует ЛГБТ-сообщество. Учитывая то, как мусульмане относятся к геям, лесбиянкам и трансгендерам, это сравнимо с нацистами, рекламирующими кошерные продукты, и сталинистами, рекламирующими Декларацию прав человека. Тем не менее, это любопытство является ярким примером направления, в котором движется процесс глобализации.

Идея «глобальной деревни» с глобальной экономикой, культурами, дополняющими и обогащающими друг друга, вдохновляла человечество с древних времен. Александр Македонский был первым человеком, который попытался воплотить эту идею в жизнь, соединив Восток и Запад. Затем последовали бесчисленные попытки подобного характера. От Древнего Рима до утопии Томаса Мора, от розенкрейцеров и масонов, от Голландской Ост-Индской компании и Шелкового пути до Всемирной торговой организации — люди постоянно искали пути осуществления этого многообещающего и взаимовыгодного идеала.

В начале нового тысячелетия Америка с ее открытостью, странным сочетанием мессианства, предприимчивости и наивности стала проводником нового мирового порядка, который должен был сочетать в себе финансовую целесообразность, социальную справедливость и всеобщее объединение. Эти усилия трудно назвать успешными. В 2008 году Барак Обама представил в Сенат Закон о глобальной бедности, известный как S2433. Соединенные Штаты в рамках Целей развития тысячелетия ООН обязались тратить 0,7% своего валового национального продукта на помощь другим странам в сокращении бедности и улучшении здоровья населения. Этот законопроект не был принят.

Мировые структуры вроде ООН и ВТО тоже неэффективны. Влияние голливудских и американских корпораций, таких как Microsoft, Intel, AMD, Coca-Cola, Apple и McDonald's, на социальные и политические процессы в мире весьма поверхностно. Гуманитарная помощь безжалостно разворовывается.

Ситуация резко изменилась в последние десятилетия. На наших глазах сформировались три направления глобализации, которые австрийский социолог Манфред Штегер определил как рыночный глобализм, глобализм справедливости и глобализм джихада.

На первый взгляд, между ними нет ничего общего. Более того, они даже выглядят непримиримыми друг с другом. Но первые впечатления обманчивы.

Рыночный глобализм:

Финансовые элиты получили неограниченный контроль над миром, подчиняя и разрушая национальные экономики. Под предлогом борьбы с глобальным потеплением искусственно провоцируется энергетический кризис; разрушается сельское хозяйство стран - ведущих производителей сельскохозяйственной продукции, таких как Нидерланды и Канада.

С появлением высокотехнологичных медиа, таких как Amazon, Google, Facebook, Twitter и др., рыночный глобализм вышел на качественно новый уровень. Манифест Марка Цукерберга «Построение глобального сообщества» в феврале 2017 года отразил повествование о глобализации социальных сетей, точно так же, как «Манифест» Карла Маркса стал библией зарождающегося коммунистического движения. Социальные сети опутали весь мир.

Супервысокотехнологичным гигантам не нужны ни национальные границы, ни национальные производители и потребители со специфическими культурными особенностями. Наоборот, им, как и финансовой элите, нужен безликий, бессловесный потребительский планктон - всеядный и бесформенный, послушный и управляемый.

Глобализм справедливости

Как можно реализовать этот проект «сотворить нового человека»? А вот и радикальный левый, прогрессивный «глобализм справедливости» рабочих. Прогрессисты ненавидят западную цивилизацию. Они не собираются ее реформировать. Они хотят искоренить ее с его традициями, культурой, музыкой, наукой, философией, с его «мертвыми белыми европейскими мужчинами».

Теориями «гендерной нейтральности» они разрушают сам институт семьи и обрекают свои народы на демографическое и культурное вырождение.

Путем массовой миграции из стран третьего мира они осуществляют этническую замену.

С помощью псевдомарксистских концепций, таких как «Отмена культуры», «Политическая идентичность» или «Критическая расовая теория», они пропагандируют превосходство маргинализированных сообществ, ненавидящих верховенство закона и общепринятые нормы.

Как и большевики, они стремятся создать «нового человека» — человека без нравственных ограничений и этических ценностей, крайне инфантильного и неспособного к критическому мышлению. Такой человек был бы идеальным типом потребителя.

При этом ни одно общество не может существовать в атмосфере тотальной анархии без законов, порядка и правил. Такое общество перестанет потреблять и просто уничтожит себя. Вот где на сцену выходит джихадистский глобализм.

Джихадистский глобализм

Джихадистский глобализм жаждет создания всемирного халифата, где «идеальное» общество живет по законам шариата без всякой инициативы, индивидуализма и рационализма. Глобалистская модель исламистов чрезвычайно удобна для финансистов и гигантов высоких технологий. Устанавливая жесткие социальные нормы в рамках шариата, исламисты с одной стороны сдерживают деструктивные силы общества, а с другой стороны позволяют послушному «планктону» свободно потреблять во всех сферах жизни (кроме специфических товаров). например, алкогольная продукция).

С помощью умных гаджетов и жестких репрессий исламские глобалисты могут успешно контролировать все население и удерживать его в рамках организованного сообщества. В результате вместо развитого, цивилизованного и подлинно демократического общества мы получаем гигантское послушное потребительское стадо — западно-исламский вариант китайского тоталитарного общества, которым так восхищается глобалистская западная элита.

Какова судьба маргиналов и рабочих? Грустно конечно будет. Но скорее всего, сознательно или бессознательно, они готовы вернуться к своей привычной роли покорных и преследуемых изгоев. Так как не умеют и не хотят пользоваться благами истинной свободы.

Этот союз трех ветвей глобализма объясняет явление, которое кажется необъяснимым: симпатию американского прогрессивного и глобалистского истеблишмента к Братьям-мусульманам и Ирану, системам, по определению враждебным западной демократии и ее ценностям. Избравшись на второй срок, Обама, не скрывавший своей связи с исламом, сделал ставку не на Саудовскую Аравию, ОАЭ и Израиль (как можно было бы ожидать), а… на Турцию, Египет и Иран.

Турцией управляет Партия справедливости и развития Эрдогана, филиал МБ. Египтом в то время также управляло МБ во главе с Мухаммедом Мурси. Следует отметить, что шиитская иранская теократия находится в довольно дружеских отношениях с МБ. Иран поддерживал Мурси, не говоря уже о ХАМАСе, палестинском арабском отделении МБ, и успешно сотрудничал с Турцией. Первое знаковое путешествие Обамы было совершено в Турцию в апреле 2009 года (Трамп, напротив, выбрал Саудовскую Аравию и Израиль). Первая крупная внешнеполитическая речь Обамы была произнесена в Каире, где очень скоро к власти пришли исламисты при открытой поддержке Белого дома. Он отказался использовать «антимусульманскую» терминологию, такую ​​как «война с террором». Главной внешнеполитической миссией Обамы (как и администрации Байдена-Харрис) было умиротворение Ирана. И Обама, и Джон Керри поддержали Катар в его конфликте с ОАЭ, Саудовской Аравией и Бахрейном. Катар, как известно, союзник МБ, Турции и Ирана.

Администрация Байдена в точности копирует этот курс. США официально назначили Катар своим стратегическим партнером и основным союзником, не входящим в НАТО.

Принятие модели джихадистского глобализма глобалистской и прогрессивной элитой объясняет многие другие вещи, которые на первый взгляд кажутся необъяснимыми: «особые льготные условия» для мигрантов-мусульман (но не для настоящих беженцев – христиан и езидов, например); карт-бланш гигантским мусульманским анклавам в европейских мегаполисах; фактическая легализация законов шариата; неспособность защитить женщин и детей от массового насилия со стороны мигрантов; принятие самых отвратительных первобытных обрядов, вроде женского обрезания; легитимация партий МБ, связанных с Турцией и Катаром; запрет на любую критику ислама под предлогом борьбы с «исламофобией».

«Когда вы устраните невозможное, то, что останется, каким бы невероятным оно ни было, должно быть правдой», — сказал Шерлок Холмс…

Это наш случай. Рыночные глобалисты, прогрессисты и джихадисты нашли друг в друге союзников. Поэтому автомобиль, известный как Audi, рекламирует женщина в хиджабе и с флагом ЛГБТ.

Александр Майстровой — писатель, автор книг «Агония Геракла или прощание с демократией» (Записки незнакомца)», доступной на Amazon и Barnes & Noble,и «Еврейская Атлантида: тайна потерянных колен