В Боснии и Герцеговине
Готовится новый закон против евреев

В Боснии и Герцеговине евреям запрещено занимать руководящие политические должности. Потенциальный закон может углубить разногласия

Марк Штоде,

Протесты в Боснии и Герцеговине
Протесты в Боснии и Герцеговине
David I. Klein

Тысячи людей собрались у ворот Управления Высокого представителя (OHR) в Сараево в понедельник вечером, выкрикивая лозунги вроде «Вы нас не разделите» между скандированием «Босна, Босна, Босна», несмотря на то, что европейский и американский персонал, вероятно, уже разъехался на ночь.

Они размахивали синим флагом Боснии и Герцеговины, выступающий желтый треугольник. на котором представляет три составляющих ее этнических группы.

Они протестовали против просочившихся на прошлой неделе новостей, которые показывают, что Управление Высокого представителя (OHR), будет использовать свои полномочия, чтобы навязать новую избирательную систему в Федерации Боснии и Герцеговины, которая, по словам протестующих, будет отдавать предпочтение националистическим партиям и в дальнейшем избегать меньшинства.

Среди тех, кто особенно обеспокоен изменениями, небольшая еврейская община страны, лидеры которой уже более десяти лет борются с неравенством в избирательной системе страны. В случае реализации изменения произойдут всего за несколько месяцев до того, как в октябре боснийцы отправятся на избирательные участки.

Неизбираемый орган, OHR, был создан в конце боснийской войны для наблюдения за внедрением новой гражданской структуры в молодом постюгославском государстве. С момента своего создания все руководители OHR были выбраны из Европейского Союза международным Советом по выполнению мира, а их заместители были родом из Соединенных Штатов.

Высокий представитель, в настоящее время немецкий дипломат Кристиан Шмидт, имеет полномочия в одностороннем порядке увольнять избранных должностных лиц с поста высокопоставленных президентов, применять или отменять законы и даже изменять национальные символы страны.

Этот пост сравнивают с колониальным губернатором или средневековым наместником.

Менее 900 евреев, в основном сефардов, живут в Боснии и Герцеговине при общей численности населения в 3,2 миллиона человек, но еврейская община Сараево сделала себе имя во время почти четырехлетней осады города во время югославских войн 1990-х годов. Они организовывали конвои из города, чтобы доставить тысячи людей в безопасное место, используя единственную на то время действующую местную синагогу в качестве убежища и управляя подземной аптекой, бесплатной столовой и школой, при этом будучи отрезанными от большей части мира.

Однако в конце войны боснийская конституция, принятая в соответствии с Приложением 4 к Дейтонскому мирному соглашению 1995 года, разделила представительство высокого уровня в новом государстве между его тремя основными этническими группами: боснийцами-мусульманами, боснийскими сербами и боснийскими хорватами, которых называли «учредительными народам». Соглашение также разделило страну на два законодательных региона: преимущественно боснийскую и хорватскую федерацию и сербскую Республику Сербскую с большинством населения.

В то время надеялись, что эта договоренность положит конец жестокому насилию, вспыхнувшему с падением Югославии. Пока это так, но закон также имел побочный эффект полного лишения избирательных прав по крайней мере 17 групп национальных меньшинств, которые не имеют права на участие в трехстороннем президентстве Боснии или на представительство в ее верхней палате парламента, Палате народов.

«Палата народов должна состоять из 15 делегатов, две трети от Федерации (в том числе пять хорватов и пять боснийцев) и одна треть от Республики Сербской (пять сербов)», — говорится в Дейтонском соглашении с включенными в скобках спецификациями. «Девять членов Палаты народов составляют кворум при условии присутствия по крайней мере трех боснийских, трех хорватских и трех сербских делегатов».

Далее в соглашении перечисляется множество других случаев, когда должны присутствовать или консультироваться как минимум боснийец, хорват и серб.

В дополнение к небольшой еврейской общине, соглашение также лишило боснийское цыганское население — его крупнейшее неконституционное меньшинство, насчитывающее почти 60 000 человек — от политического представительства на высшем уровне.

В целом считается, что более 100 000 граждан Боснии и Герцеговины лишены должностей, поскольку они не принадлежат ни к одному из составляющих народов. По данным Human Rights Watch, еще 300 000 человек, не принадлежащих к группам меньшинств, также исключены, потому что они живут не в той части страны, что и их граждане. Например, в Республике Сербской люди хорватского происхождения могут голосовать, но не могут стать президентом региона.

Якоб Финчи, президент боснийской еврейской общины, и Дерво Сейдич, видный лидер ромов, обратились в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в середине 2000-х годов и в 2009 году выиграли дело. ЕСПЧ потребовал, чтобы конституционная реформа была ключевым шагом для Боснии, чтобы продвинуться вперед для рассмотрения в качестве государства-члена ЕС.

«Когда мы все сделаем, тогда мы будем на правильном европейском пути», — сказал Финчи боснийским СМИ на этой неделе. «Чтобы показать Европе, что мы готовы к изменениям, которые приведут нас на этот путь и, возможно, в конце концов станут страной-кандидатом, а однажды, я думаю, страной-членом Европейского Союза».

Тем не менее, по прошествии более десяти лет не было предпринято никаких усилий для изменения законов. Спустя почти три десятилетия после окончания войны многие боснийцы любого происхождения считают, что этнические квоты больше не являются необходимым критерием для избрания их правительства.

«Боснийские политики до сих пор не покончили со статусом второго сорта для евреев, ромов и других меньшинств спустя десять лет после того, как Европейский суд по правам человека признал, что боснийская конституция нарушает их права», — говорится в заявлении Human Rights Watch в 2019 году.

Именно Сейдич призвал к протесту перед OHR.

«Если нас, граждан Боснии и Герцеговины сейчас, не объединит Шмидт, навязав им расистский Закон о выборах, в борьбе против фашизма и расизма, никто другой не объединится», — написал Сейдич на своей странице в Facebook. «Давайте отзовет документ».

В нынешнем виде должности высокого уровня как в национальном правительстве Боснии, так и в некоторых из них на местном уровне поровну распределяются между представителями трех составляющих ее народов, независимо от численности этих людей в местном избирательном округе. Предлагаемое OHR изменение отразится на местной демографии, что, в свою очередь, еще больше укрепит власть правящих этнонационалистических партий.

В округах с низким процентным содержанием одной из основных этнических групп политическое место, отведенное для этнической принадлежности этой группы, переместится в округ, где проживает более высокий процент людей этой этнической принадлежности. Например, в округе с очень небольшим количеством людей хорватской национальности место местного хорвата переместится в другой район, что поможет местному хорватскому большинству иметь огромное влияние в парламенте.

Районы, которые потеряют влияние, это те, которые имеют одинаковый процент трех групп большинства. Эффект: моноэтнические анклавы получат огромную власть, в то время как более разнообразные кантоны или законодательные округа потеряют представительство.

Боснийские евреи, ромы и другие неконституционные меньшинства не превышают предлагаемый порог в 3% ни в одном из 10 кантонов страны. Сообщается, что в среду Шмидт собрал глав основных боснийских политических партий и дал им шесть недель, чтобы они сами решили этот так называемый «проблема 3%» с их собственным соглашением, прежде чем он введет изменения в соответствии с полномочиями высокого представителя. Протесты перед его офисом продолжались всю неделю.

«С этим законом у нас будет еще больше дискриминации, чем когда-либо», — заявил Еврейскому телеграфному агентству на митинге в понедельник Владимир Андреле, боснийский еврей и президент благотворительного подразделения общины «La Benevolencija». «В соответствии с ним меньшинства никогда не получат права, и это очень беспокоит всех нас».

«Этим законом он игнорирует все приговоры суда по правам человека», — добавил Андерле, имея в виду дело Финчи наряду с несколькими другими.

Ирония в том, что Шмидт является гражданином ЕС, что он играет роль, которая была установлена ​​в соответствии с соглашением, при посредничестве которого ЕС помог ЕС, и что он действует для дальнейшего укрепления системы, которую собственные суды ЕС сочли нарушающей права человека. Многие опасаются, что эти изменения повернут вспять десятилетия стабильности, возродив сепаратистские движения, которые могут вернуть страну на грань войны, которой она не видела с 1990-х годов. Однако вероятные изменения приветствовали хорватская ХДС (Хорватский демократический союз) и партии с сербским большинством СНСД (Альянс социал-демократов), которые выиграют от этого больше всего. Свою поддержку высказал и премьер-министр соседней Хорватии Андрей Пленкович.

На митинге присутствовали лидеры всех так называемых «пробоснийских» политических партий — тех, кто выступает за переход к национально-гражданской идентичности «боснийско-герцеговинцев», а не к этнической идентичности боснийцев, хорватов и сербов.

Боснийско-герцеговинская идентичность уже принадлежит многим из 100 000 граждан, не принадлежащих к составляющим народам, включая еврейскую общину.

Как лидеры крупных еврейских общинных организаций в Боснии, Андерле и Финчи присоединились к 30 другим «пробоснийским» лидерам, в том числе лидерам некоторых крупных политических партий, подписав декларацию против изменений.

«Это действительно сумасшествие, если вы смотрите на этот вопрос с точки зрения гражданина. Еврейский народ, наряду с другими меньшинствами, подвергается глубокой дискриминации», — написал Андерле после митинга в сообщении WhatsApp. «Ирония политической ситуации в Боснии и Герцеговине заключается в том, что БОСНИЙЦЫ И ГЕРЦЕГОВИНЦЫ [так в оригинале] являются меньшинствами».