Шир Лев восстанавливается:
“Один миллиметр, и меня могло бы не стать”

“Я очнулась в реанимации. Меня рвало, было много крови, я ужасно страдала”, - рассказала Шир Лев в своём первом интервью после теракта

Ян Голд,

Шир Лев
Шир Лев
צילום: ערוץ 7

На прошлой неделе Шир Лев подверглась нападению арабских террористов по пути в дом родителей в Псагот. Камень угодил ей в лицо. Шир дала 7 каналу первое интервью после случившегося.

“Моё здоровье улучшилось после очень трудных дней”, — говорит она, — “Восстановление после операции было тяжёлым. Мое лицо выглядело далеко не таким, как выглядит сейчас, и я еще не знаю, каким будет окончательный результат. Впереди долгая и медленная реабилитация. Я благодарна за любой маленький прогресс. Сегодня я уже увидела большой прогресс”.

Шир говорит, что ничего не помнит о самом нападении: “Я очнулась в реанимации. Меня рвало, было много крови, я ужасно страдала”. В Псаготе в кругу семьи планировалось отпраздновать день рождения ее сына. “Я как бы помню, что шла подготовка вопросов для лотереи. Я как бы помню это, но затем камень… скорая помощь… я ничего не помню”, - рассказывает женщина. пострадавшая от арабских камнеметателей.

Место нападения

Также Шир Лев отметила: “Я на собственном опыте испытала, что камень может сильно ранить и даже убить. Хорошо, что я здесь вообще... Один миллиметр, и меня могло бы не стать”.

Шир рассказала, что получает огромную поддержку: “Когда я пришла в себя, то получила почти 1500 сообщений. Мое зрение все еще не в лучшем виде, но понемногу я читаю и слышу о многих людях, которые заботятся обо мне. Это определенно помогает. Перед операцией я старалась чувствовать, что не одинока, и есть другие люди, которым не все равно, и они молятся за меня”.

"Сейчас цифры чрезвычайно жестоки, но мы должны иметь с ними дело", — говорит она в отношении напряженности в сфере безопасности во всем регионе, — "Это означает, что должна быть гораздо более разветвленная система защиты. Если мы знаем, что в этом районе есть камнеметатели, а камень может убить, мы не должны относиться к этому легкомысленно, мы обязаны не побояться ответить.