Стивен Флатов:
Освободить оккупированный Шпицберген!

Еврейские потребители во всем мире имеют право знать, поступает ли продукт, экспортируемый норвежским правительством, из Норвегии или с оккупированного Норвегией Шпицбергена

Перевод Марк Штоде,

активисты BDS в Осло
активисты BDS в Осло
iStock

Министр иностранных дел Норвегии говорит, что ее страна собирается начать маркировать многие товары из Израиля, потому что «норвежские потребители имеют право знать, произведен ли продукт, продаваемый в Норвегии, в Израиле или на территории, оккупированной Израилем».

Если это так, то еврейские потребители во всем мире имеют право знать, поступает ли продукт, экспортируемый норвежским правительством, из Норвегии или с оккупированного Норвегией Шпицбергена.

Шпицберген — огромная малонаселенная территория площадью более 23 000 квадратных миль в Северном Ледовитом океане. Это не рядом с Норвегией. Даже не близко; он расположен более чем в 1200 милях к северу от Норвегии. Норвежцам Шпицберген не нужен для самообороны, и у них нет никаких исторических претензий на эту землю. Так по какому именно праву Норвегия оккупирует Шпицберген с 1925 года?

Первым исследователем, увидевшим группу островов, на которых расположен Шпицберген, был Вилем Баренц, голландец, в 1596 году. Так что, возможно, Шпицберген по праву принадлежит голландцам.

Первым кораблем, высадившимся на Шпицбергене, был английский в 1604 году. Так что, возможно, он должен принадлежать британцам.

Датчане и французы создали аванпосты на Шпицбергене позже, в 1600-х годах. Похоже, у Дании и Франции больше прав на этот район, чем у Норвегии.

Позже в этом веке появились русские. Они опоздали, но все же опередили норвежцев, которые не начинали охоту на Шпицбергене до 1790-х годов.

В 1925 году норвежцы стали агрессивными. Они использовали свое влияние на Парижской мирной конференции после Первой мировой войны, чтобы оспорить «Договор о Шпицбергене», предоставивший им суверенитет.

Но что делает этот договор действительным? Страны, выигравшие войны, могут установить новые границы. Это не означает, что их решения обязательно правильны или справедливы. Это просто «право силы». Я не вижу, чем претензии Норвегии на Шпицберген превосходят претензии других стран, чьи исследователи опередили норвежцев на многие десятилетия.

Разным рыбакам, охотникам и ученым-исследователям, проживающим сегодня на Шпицбергене, отказывают в праве на самоопределение. Их никто не спрашивал, хотят ли они жить под суверенитетом Норвегии.

Может быть, они предпочли бы быть частью Голландии, Великобритании, Дании, Франции или России. Или, может быть, они хотели бы быть частью Свободного Шпицбергена.

Все это подчеркивает наглое лицемерие Норвегии. Норвежцы говорят, что Израиль «незаконно оккупирует» Иерусалим, и поэтому продукты, поступающие из большей части города, а также из Иудеи-Самарии, должны маркироваться.

Что ж, норвежцы оккупировали Шпицберген гораздо меньше времени, чем евреи в Иерусалиме. Если быть точным, Шпицберген уже 95 лет является частью Норвегии. Иерусалим был столицей еврейского народа более 3000 лет и большую часть этого времени был столицей нескольких суверенных еврейских королевств.

Право Израиля на Иерусалим закреплено в истории, Библии и международном праве. Право Норвегии на Шпицберген основано на произвольном изменении границ после мировой войны. Норвегия не имеет исторических или религиозных претензий на Шпицберген.

Когда министр иностранных дел Норвегии говорит нам, что действия ее страны по навешиванию ярлыков на Израиль — это своего рода защита прав потребителей, я отвечаю: «Чепуха». Единственная цель маркировки этих продуктов — способствовать бойкоту товаров, произведенных в большей части Иерусалима и других частях древней еврейской родины.

И цель их бойкота состоит в том, чтобы вызвать экономический коллапс Израиля. Так говорят сами лидеры движения BDS.

Со стороны Норвегии помогать и подстрекать тех, кто стремится к краху Израиля, возмутительно и аморально. Еще более возмутительно и аморально, чем продолжающаяся оккупация Норвегией Шпицбергена.

Стивен М. Флатов — поверенный и отец Алисы Флатов, убитой в результате спонсируемого Ираном палестинского террористического акта в 1995 году. Он является автором книги «История отца: моя борьба за справедливость против иранского террора».