Как в тюрьмах Марокко перевоспитывают террористов

Марокканская тюремная программа направлена ​​на дерадикализацию ветеранов ИГИЛ

Марк Штоде,

Заключенные террористы (файл)
Заключенные террористы (файл)
Flash 90

Тюремная администрация Марокко с 2017 года предлагает обучение по «дерадикализации» для бывших боевиков ИГИЛ и других лиц, осужденных за террористические преступления, пишет Associated Press.

Боец ​​ИГИЛ, покинувший родное Марокко, чтобы присоединиться к тому, что он считал священной борьбой в Сирии, Мохсин говорит, что видел все ужасы войны. «Ужасающий опыт», — говорит он.

Сейчас 38-летний заключенный утверждает, что он уже не тот фанатик, которым был тогда - разъяренным убийственной ненавистью к немусульманам. Захваченный в Турции и экстрадированный в Марокко, он отбывает 10-летний тюремный срок по обвинению в терроризме.

Теперь бывший боец ​​вместе с 14 другими заключенными, осужденными за террористические преступления, завершил программу дерадикализации в Марокко, что даст им шанс на досрочное освобождение.

Агентство Associated Press и другие средства массовой информации были приглашены на церемонию выпуска в четверг в тюрьме Сале недалеко от марокканской столицы Рабат и взяли интервью у некоторых заключенных в контролируемых и контролируемых условиях.

Сотрудники тюремной администрации отобрали троих мужчин, которые, по их словам, были готовы дать интервью. Чиновники оговорили, что сокамерников нельзя называть по их полным именам и что нельзя показывать их лица из соображений конфиденциальности.

Пятнадцать заключенных в накрахмаленных рубашках и брюках торжественно встали под гимн Марокко, и им были вручены удостоверения.

Тюремные чиновники заявили, что программа дерадикализации состояла в тюрьме из трехмесячных занятий по религии, праву и экономике, и что заключенные также прошли обучение тому, как начать свой бизнес.

Эти самые последние выпускники стали девятой группой с момента запуска программы в 2017 году.

Мулай Идрис Агулмам, директор по социально-культурным мероприятиям и реинтеграции заключенных в тюремной администрации Марокко, сказал, что программа является полностью добровольной и работает с заключенными, «чтобы изменить их поведение и улучшить их жизненный путь».

«Это позволяет заключенным осознать серьезность своих ошибок», — сказал он.

Окончание программы не дает заключенным автоматического права на досрочное освобождение, но увеличивает их шансы на королевское помилование или смягчение приговора.

По словам тюремной администрации, на данный момент это произошло чуть более чем с половиной из 222 выпускников программы. С 2019 года обучение также предлагается женщинам, осужденным в соответствии с Законом Марокко о борьбе с терроризмом. На данный момент закончили обучение десять женщин — все они с тех пор освобождены, в том числе восемь с помилованием.

Программа под названием «Мусалаха», что в переводе с арабского означает «примирение», предлагается заключенным, которые продемонстрировали готовность отречься от экстремизма.

Мохсин сказал, что уехал воевать в Сирию в 2012 году. Еще подростком он бросил школу и, по его словам, «был практически неграмотным и не мог отличить хорошее от плохого».

Он сказал, что его радикализировали люди, которые показывали ему экстремистские видео «о божественном долге бороться с теми, кто не следует исламским принципам, и убивать немусульман».

В Сирии «я видел массовые убийства, изнасилования и кражи», — сказал он. «Через некоторое время я пришел к выводу, что борьба, ведущаяся во имя ислама, не имеет ничего общего с нашей религией».

Он бежал в Турцию в 2018 году и был задержан там на год, после чего был экстрадирован в Марокко.

Он говорит, что теперь отрекся от экстремизма.

«Этот период моей жизни прошел», — сказал он.

Многие марокканцы отправились в Сирию, Ирак и другие страны, чтобы присоединиться к экстремистским группировкам. Марокко также подверглось многочисленным нападениям. Пять терактов смертников в Касабланке в 2003 году унесли жизни 33 человек. В 2011 году взрыв уничтожил кафе в Марракеше, в результате чего погибли 17 человек, в основном иностранные туристы.

Аль Мустапаха Разрази, клинический психолог и член научного комитета программы, сказал, что из 156 человек, которые были освобождены после посещения курсов, только один был снова пойман на совершении преступления, и то оно не было связанно с терроризмом.