Бецалель Смотрич:
У него нет ограничений на оправдания терроризма!

Министр Бар-Лев дал странное объяснение своим словам: «ограничение количества символов в Тwitter’е»

Йоссеф Йак,

Бецалель Смотрич
Бецалель Смотрич
צילום: Sraya Diamant/Flash90

Министр внутренней безопасности Омэр Бар-Лев не приносит извинений за публикацию твита о своем разговоре с заместителем госсекретаря США Викторией Нуланд, – в том числе о возмутившим всю правую общественность «насилии со стороны поселенцев».

Вместе с тем, он даёт новое объяснение того, почему сделал упор именно на насилие со стороны поселенцев, а не обратился к непрекращающемуся росту насилия со стороны арабов: «В Twitter’е есть ограничение количества символов».

«Не секрет, что в Иудее и Самарии имеют место акты насилия со стороны экстремистских группировок, некоторые из которых приходят извне и причиняют вред палестинцам. Все это знают. Одна несправедливость не исключает другую. Заместитель госсекретаря США подняла вопрос о насилии со стороны поселенцев, когда спросила меня о ситуации в Иерусалиме и на Храмовой горе. Я ответил ей точно так же, как я написал в твите», - сказал он этим утром, 15 декабря, в интервью корреспонденту газеты «Едиот Ахронот».

«Я абсолютно не ошибся. Она спросила меня о насилии со стороны поселенцев, так что вы хотите, чтобы я рассказывал истории израильским гражданам и тем, кто связан с Тwitter’ом? Это – не то, что ожидается от людей, встречающихся с высокопоставленными американцами чиновники. Извините, разве министры кабинета министров не читают газеты? Не слушаешь СМИ? Я сказал что-то такое, чего они не знали? В твите есть ограничение числа символов, поэтому я не мог писать обо всем. Но в большей части разговора с ней [Нуланд] я также говорил о насилии в арабском сообществе, и это ее интересовало. Я подробно рассказывал о палестинских террористических инцидентах, об убийстве в Старом городе [Иерусалима] и поножовщине, произошедшей несколько дней назад. Я также говорил с ней о подстрекательстве палестинцев против израильтян», - добавил Бар-Лев.

Как не трудно догадаться, такого рода объяснение никого не удовлетворило: лидер партии «Ха-Ционут ха-Датит», депутат Кнессета Бецалель Смотрич заявил: «У Омэра Бар-Льва есть ограничение на количество символов в Тwitter’е, но нет ограничений на глупость, которые он произносит, и оправдания, которые он даёт терроризму… Если бы он встретился хотя бы с некоторыми евреями, пострадавшими от терроризма, он был бы немного больше озабочен его искоренением – и немного меньше изобретением лжи о насилии со стороны поселенцев».

Депутат Кнессета Кэти Шитрит («Ликуд») сказала: «У нас – слабый министр внутренней безопасности, которому нужно вернуться домой, но в Тwitter’е есть ограничение на количество символов, поэтому я не смогу подробно рассказать об этом».

Её соратник по партии, Фатин Мула ответил на замечания Бар-Лева: «Пожалуйста, передайте мне его ответ на вопрос о том, почему он не ссылался на «каменный террор». В Тwitter’е есть ограничение на количество символов. Омэр, тебе самому это не кажемся глупым?».

Не молчат и сами поселенцы: Керен Бахар, накануне едва не ставшая жертвой «каменной атаки», испытывает трудности с пониманием поведения министра внутренней безопасности.

«Он просто не связан с реальностью и не видит данных. Я против всякого насилия, но нет никакой симметрии и не с чем сравнивать. Все сводится к одному: каждый день я молюсь, чтобы не умереть на этой дороге. Такое ощущение, что ку него с нами нет ничего общего. Я живу в экзистенциальном страхе, я не выходил из дома и не путешествовал одна после этого инцидента. Высказывания министра очень вредны для всего сектора», - указала она.