Наш ответ Тегерану:
Командование ЦАХАЛ разрабатывает оперативные планы

Израиль не ждёт переговоров по иранской ядерной программе – и готовится к «чрезвычайным ситуациям»

Йоссеф Йак,

Бени Ганц и Авив Кохави в штабе командования Южным округом
Бени Ганц и Авив Кохави в штабе командования Южным округом
צילום: אריאל חרמוני / משרד הביטחון

Если в ближайшем будущем не произойдет резкого изменения отношения мирового сообщества к правящему в Иране режиму аятолл, Иран может стать «пороговой ядерной державой», - как об этом сообщает корреспондент газеты Исраэль Хайом.

Тот же источник уточняет, что, по оценкам оборонного истеблишмента, это не означает, что Иран на самом деле создаст ядерную бомбу, но, безусловно, сделает всё, что в его силах, чтобы получить необходимые знания и возможности стать полноценной «ядерной державой в минимально короткий срок после принятия решения».

Ни для кого не секрет, что в последние месяцы Исламская республика совершила значительный скачок в обогащении урана до высокого уровня в 60% и даже более, от которого перейти к обогащению урана на «военном уровне» (90%) – дело относительно быстрое и несложное. По оценкам, если режим аятолл действительно захочет этого и никто не встанет у него на пути, в течение нескольких недель у него будет достаточно обогащенного материала для создания одной ядерной бомбы.

Но обогащенного урана недостаточно – и Ирану придется завершить разработку собственно самой бомбы (точнее – боеголовки), провести ряд сложных и дорогостоящих испытаний, и, конечно, завершить проект создания баллистических ракет большой дальности, которая сможет нести эту самую ядерную боеголовку. По оценкам экспертов Министерства обороны нашей страны, если не будет задержек, Ирану понадобится на всё это от одного до двух лет.

В этой связи, Израиль отмечает, что ядерная программа Ирана в настоящее время, что называется, «набирают обороты», но реализуется «тихо», чтобы не вызвать антагонизма у стран Запада, заставив их предпринять шаги, которые могут навредить планам Тегерана – например, введение жестких экономических санкций или угрозы начала военных действий.

К неудовольствию США, процесс возобновления переговоров по «ядерной сделке» в настоящее время почти полностью находится в руках Ирана, создающего трудности, на преодоление которых требуется много времени. Вашингтон надеялся, что после трудного периода, который Тегеран пережил после политики «максимального давления» со стороны администрации президента Дональда Трампа (как раз включавшего в себя применение разрушительных санкций, которые на 15 лет нанесли колоссальный ущерб иранской экономике), Тегеран согласится быстро вернуться к предыдущей «ядерной сделке», и даже обсудить с Западом дополнительное и улучшенное соглашение.

Однако, на практике снятие некоторых жестких санкций с Исламской республики с приходом в Белый дом администрации президента Джо Байдена, позволило оживить иранскую экономику в достаточной степени, чтобы избавиться от страха перед внутренними беспорядками, которые угрожали стабильности режима. Более того, именно при Байдене Ирану была дана возобновить добиться прогресса в своей ядерной программе и ужесточить отношения с Западом.

США разочарованы ситуацией, поскольку после нескольких месяцев откладывания, Вашингтон подсчитал: смена режима в Тегеране (имевшая место в августе прошлого года) приведет к возобновлению переговоров в короткие сроки, но на практике с момента прихода к власти нового президента Ибрагима Раиси прошло более двух месяцев – а переговоров всё нет.

Несмотря на недовольство сограждан, администрация Байдена не желает вводить дальнейшие санкции против Ирана (в любом случае, жесткими бы они не являлись), и теперь у США нет альтернативного плана действий, которым можено было бы ответить на решения, принятые в Тегеране.

В Израиле также очень обеспокоены текущим положением дел и определяют его как «перетасовку». В последнее время в Иерусалиме были слышны обнадеживающие голоса о том, что Соединенные Штаты уделяют пристальное внимание оценкам и опасениям Израиля, но есть большое разочарование в связи с тем, что Вашингтон, похоже, не предпринимает шагов – уж точно не резких! – для оказания давления на Иран, требуя возвращения к «ядерной сделке».

На этом фоне, после многих лет, в течение которых оперативные планы Армии обороны Израиля по нападению на Иран были отложены из-за подписания «ядерного соглашения» 2015 года, в течение последних нескольких месяцев командование ЦАХАЛ приступило к подготовке новых оперативных планов, направленных на устранение «иранской угрозы». Более того, по словам представителей Минобороны, уже утвержден бюджет, выделенный для этой цели – в соответствии с соглашениями с Министерством финансов.

Проблема заключается в том, что это – сложный и многоэтапный оперативный план, эффективность которого, возможно, высокая, но пока он станет осуществимым, потребуется некоторое время, в течение которого Иран может добиться значительных достижений в ядерной области.

В настоящее время Израиль всё ещё надеется на объединенный дипломатический, экономический и оперативный шаг, который окажет давление на режим аятолл и, по крайней мере, вернет Иран на первый этап предыдущего соглашения, чтобы дать нам возможность выиграть время для завершения подготовки военного плана на случай «чрезвычайной ситуации».

В то же время Израиль планирует продолжить свои усилия по мотивации Запада – и, особенно, Вашингтона, – действовать более решительно, чтобы остановить «ядерную гонку» Ирана.