Раввин Моше Бигль сетует на раскол в религиозном сионизме

«Нам нужно слушать, понимать – и вести споры совершенно иначе. В каждом есть правда, к которой стоит прислушаться»

Хатуль Б.Б.,

Раввин Моше Бигль и Йони Кемпински
Раввин Моше Бигль и Йони Кемпински
צילום: ערוץ 7

Рабби Моше Бигль, раввин населенных пунктов Мейтара и Кармита, буквально оплакивает полемику по поводу религиозного сионизма и пытается указать на породившую её причину.

«Это может быть связано с отсутствием четкого и полного руководства. Когда я учился в ешиве «Мерказ Ха-Рав», раввин Цви Иегуда был принят в качестве лидера и руководил лагерем упорядоченно и организованно. Даже когда звучала критика в адрес той или иной партии, лагерь держался вместе. [К сожалению], сегодня руководство разделено на множество частей», - сказал он в интервью корреспонденту 7 канала Йони Кемпински.

По мнению раввина Бигля, «даже разногласия внутри сектора не обязательно должны вести к роспуску многих небольших партий, которые в конечном итоге не имеют влияния. На протяжении истории в МАФДАЛ имелось множество идеологических лагерей». МАФДАЛ и была сформирована из партий «Мизрахи» и «Ха-поэль ха-мизрахи» [политических течений религиозных сионистов], двух разных партий. «Мизрахи» включала в себя довольно много раввинов и муниципальный сектор, а «Ха-поэль ха-мизрахи» – представителей кибуцев и мошавов. Тем не менее, они работали в составе одной партии много-много лет, и почти все достижения религиозного сионизма, которые мы имеем в стране на сегодняшний день, являются плодами деятельности великой партии, которая работала вместе, несмотря на разногласия».

«Сегодня две группы разделились из-за нетерпимости, но, в конечном итоге, они соглашаются по очень многим вопросам. Они могут идти вместе и стремиться к общим целям, несмотря на разногласия», - уверенно добавляет он.

«Сказано в отношении содержания главы Торы, читаемой на этой неделе: «Идея разлучить человека с братом, как Авраам отделился от Лота, подобна мечу в сердце нации». При такой поляризации мы не сможем существовать не только как религиозное сообщество, но и как государство в целом. Нам нужно усилить умение слушать, понимать, сдерживать – и вести споры совершенно по-другому. Очевидно, в каждой группе есть определенная правда, к которой стоит прислушаться», - призвал рабби Бигль.

Одно из противоречий в религиозном сионизме – это отношение к реформистам, и раввин Бигль, один из самых выдающихся учеников покойного раввина Цви Иегуды Кука (זצ"ל), говорит, что лидеры предыдущего поколения ясно высказывались по этому поводу, добавив. «Мы противостоим пути реформистов, но они всегда остаются нашими братьями».

Кроме того, он не выступает против «кашрутной революции», инициированной министром по делам религий Матаном Кахана, но говорит, что это должно быть сделано иначе, чем планируется.

«Я – за перемены, ибо каждая система требует время от времени изменений. Я вижу большое значение в государственной власти, а это означает, что будет Главный раввинат, который будет обеспечивать единый охват всего [процесса утверждения] кашрута и не будет поддерживать приватизация кашрута. У нас есть процесс приватизации всех видов [в сфере жизни ультраортодоксального сообщества] и это не приносит ничего хорошего. Они клевещут друг на друга и упирают на неудачи друг друга. В результате качество не повышается…», - констатирует раввин Бигль.

Он также объясняет настоящую проблему в системе кашрута, как сам её понимает: «Я постоянно сталкиваюсь с множеством вопросов, которые мне присылают о кошерности ресторанов, заведениях питания, фабрик и пр. – потому что здесь нет единообразия. Прямо сейчас каждый раввин решает, где у него есть полномочия. В моей местности 20 фабрик, и я принимаю решения для всего спектра вопросов иудаизма. Концепция «Мара Датра» (מרא דאתרא) в сфере кашрута – неуместна, потому что люди путешествуют и едят в разных местах в один и тот же день; это же относится и к пищевым продуктам. Я думаю, что Главный раввинат должен быть своего рода «Мара Датра» с едиными критериями, которые требовали бы всех органов, и тогда было бы некоторое единообразие. Я также предложил прозрачность и единообразие терминологии. Они не должны использовать расплывчатые слова, которые не поймешь без пояснения знающего раввина».

Наконец, раввин Моше Бигль добавляет, что «существует проблема, заключающаяся в том, что в последние годы стандарты Главного раввината, которые сегодня являются лишь предложением, не были обязательными для меня как раввина. Иногда они очень строгие, даже на уровне обычной кошерности было добавлено много строгости. Эту ситуацию необходимо обновить. Это – хорошо, но раввинат не должен заменяться коммерческими структурами».