Гидеон Саар: никому не нужна борьба внутри правительства

Министр юстиции призывает: «Наиболее важно – утвердить бюджет и вернуть Израиль на путь стабильности»

Йоссеф Йак,

Гидеон Саар
Гидеон Саар
Yonatan Sindel/Flash90

Вчера вечером, 9 октября, после исхода Шаббата, министр юстиции Гидеон Саар («Тиква Хадаша») отреагировал на нападки левых министров на главу МВД Айелет Шакед («Ямина»).

«Нет необходимости ни в каком внутреннем конфликте внутри правительства, нужно уметь держать себя в руках. Всем ясно, что в правительстве существуют разные мнения по дипломатическим вопросам, и это – нормально, если министр выражает свою позицию», - сказал Саар в интервью корреспонденту 12 канала ИТВ.

«В каких-либо внутренних трениях нет необходимости», - повторил Саар, добавив: - «Все части политической системы находятся в правительстве, потому что Израиль шел по очень опасному пути. На данный момент наиболее важно утвердить бюджет и вернуть Израиль на путь стабильности».

Далее министр юстиции выступил против критики в адрес своей жены Геулы Эвен-Саар за то, что она продолжает работать ведущей новостей в корпорации общественного вещания КАН.

«Геула была профессионалом в течение 30 лет – задолго до того, как вышла за меня замуж. Они пытаются заставить её замолчать, чтобы причинить мне боль. При всем уважении, она – сама по себе и не является «рупором» своего мужа», - сказал он.

«Тех, кто нападает на неё сейчас, Геула ни капли не волновала, когда я был министром в правительстве Нетаньяху», - напомнил Саар.

Кроме того, глава Минюста поддержал усилия Шакед по достижению договоренностей с депутатами Кнессета от оппозиции о Законе о гражданстве, пояснив, что «министр [Шакед] отвечает за закон, и я понимаю, почему этот вопрос беспокоит её – ей нужно найти решение этой проблемы. Если Шакед пытается найти решения, приемлемые для правительства, – это нормально».

Наконец, говоря о своём законопроекте, не допускающем избрание премьер-министром человека, над которым довлеют обвинения, Гидеон Саар отметил, что «я был бы очень рад, если бы оппозиционные фракции поддержали [этот] закон. Если он будет принят, то «свяжет [воедино]» все фракции. Я приношу этот закон, как министр юстиции, и [только] Кнессет большинством голосов определят, хочет ли он изменить нынешнюю ситуацию? Это – очень важный вопрос».