Семья премьер-министра пришла на могилу Йони Нетаньяху

Накануне Йом ха-Зикарон Биньямин и Сара Нетаньяху с сыновьями Яиром и Авнером отдали дань памяти Йони Нетаньяху, погибшему в операции «Энтеббе»

Ян Голд,

Семья премьер-министра на могиле Йони Нетаньяху
Семья премьер-министра на могиле Йони Нетаньяху
צילום: קובי גדעון, לע"מ

В преддверии Дня памяти павших в войнах Израиля (Йом ха-Зикарон) премьер-министр Биньямин Нетаньяху с женой Сарой и сыновьями Яиром и Авнером посетили могилу брата премьер-министра - Йони Нетаньяху, павшего во время операции по освобождению заложников в угандийском Энтеббе в 1976 году.

Йони Нетаньяху был ранен в грудь и вскоре скончался от ран.

На поминальной службе по случаю 44-й годовщины его гибели премьер-министр Биньямин Нетаньяху сказал, что «боль от кончины покойного Йони только усиливается с годами, и трудно найти утешение».

Два бойца, участвовавшие в «операции Энтеббе» Амир Офер и Шломи Райсман, недавно рассказали, как они действовали и что чувствовали.

Амир Офер: «В целом операция «Энтеббе» была очень страшной. Величие Йони Нетаньяху заключалось в том, что, когда начали летать пули, он был на высоте, также, как и в других операциях. Оправившись без сна после операции на Синае, он возглавил операцию по спасению заложников».

Шломи Райсман: «Действительно был большой страх. Их было втрое больше нас, но мы знали, куда мы идем. Мы полетели в Уганду после операции на Синае. Мы верили в наши ценности, мы должны были наказать террористов. Это то, что дало нам силы. Мы знали, что можем не вернуться живыми. Но у нас не было другого выбора, кроме как выполнить миссию. Это была необычная миссия даже на фоне очень опасных операций. Было несколько людей, которые несли на своих плечах наиболее тяжелую роль в успехе. Миссии. Йони и его участие, дабы добиться успеха, было критически важным. С самого начала он успешно руководил нами».