Пережившая Холокост:
«Дым, который они видели, был их родителями»

Один из заключенных бросил в них камень с прикрепленной запиской. В ней говорилось, что дым, который они видели из трубы, принадлежал их родителям. Сара и ее сестры сочли себя сумасшедшими

Марк Штоде,

Сара Фишман
Сара Фишман
Yad Vashem

Сара Фишман (урожденная Беркович) родилась в 1927 году в городе Нерешнице, Чехословакия (ныне Нересница, Украина) в хасидской семье из десяти человек.

В апреле 1944 года в этом районе обострилась напряженность, и нацисты начали создавать гетто. Отец Сары, Гедалия Давид, отправил ее и двух ее старших сестер, Хинду и Ривку, к родственникам в Будапешт, Венгрия, но они не добрались до места назначения. После короткой поездки их сняли с поезда и отвезли в гетто Халми, которое устроили в местной синагоге. Местный раввин произнес молитву «Отче наш царь наш» перед тем, как членов общины посадили в поезда и отвезли в гетто Нагышелла. Каждый год во время чтения молитвы «Отче наш царь наш» в течение Десяти дней покаяния Сара эмоционально вспоминает отчаянную мольбу раввина.

Сара и ее сестры были отправлены из Нагишелла в Освенцим. После отбора через забор послышались крики бритоголовых женщин: «Киньте нам, что у вас есть! Платок! Мыло! В любом случае, скоро все заберут!» Один из заключенных бросил в них камень с прикрепленной запиской. В записке говорилось, что дым, который они видели из трубы, принадлежал их родителям. Сара и ее сестры сочли себя сумасшедшими.

В Освенциме Сара и ее сестры воссоединились со своей младшей сестрой Пниной, но их сестра Хинда заболела и была переведена ​​в лазарет. К этому времени Сара пробыла в Освенциме достаточно долго, чтобы понять, что тот, кто госпитализирован, не выйдет живым. Сара больше никогда не видела Хинду.

Сара работала, убирая душевые и убирая ценности, которые евреи были вынуждены оставить там перед отправкой в ​​газовые камеры. Она прошла отбор, после чего ее разлучили с двумя сестрами и отправили поездом на принудительные работы за пределы Освенцима. Однажды она порылась в мусорных ведрах в поисках еды, хотя это грозило смертной казнью, и нашла тонкую кожуру яблока.

Она раздала кожуру своим десяти друзьям. Каждому достался очень маленький кусочек, «чтобы на мгновение оживить душу», - объяснила Сара. На следующий день она снова порылась в том же мусорном ведре и обнаружила более толстую кожуру. С каждым днем ​​кожура становилась все толще. Однажды Сара увидела женщину, выглядывающую из окна соседнего дома и наблюдающую, как сокамерники собирают очистки.

После Сару отправили на оружейный завод, расположенный внутри соляной шахты в городе Бендорф. Она и ее друзья заболели и постоянно истекали кровью из-за невыносимых условий подземных работ. Оттуда ее перевели в Берген-Бельзен, где через три месяца поместили в опечатанный вагон и перевозили в течение трех недель без места назначения. Время от времени охранники выводили некоторых женщин из вагонов, раздались выстрелы, и женщины не возвращались. Сару и остальных пассажиров наконец сняли с поезда в лесистой местности. Их немецкие охранники исчезли, и заключенные поняли, что они на свободе.

Сару отправили на реабилитацию в Швецию, где она пробыла полгода. Она узнала, что две ее сестры выжили - обе, что были с ней в Освенциме, - и вернулись в Чехословакию. Три сестры были единственными выжившими из всей их многолюдной некогда семьи.

В Чехословакии Сару обучали обращаться с оружием, а в начале 1949 года на оружейном корабле она иммигрировала в Израиль. Она служила в Армии обороны Израиля во время Войны за независимость. В Израиле Сара основала успешную трикотажную фабрику.

Сара много лет рассказывала свою историю тысячам людей - как лично, так и на онлайн-встречах.

У Сара и ее мужа Йоэля - двое детей, пять внуков и пять правнуков.

Предоставлено Яд Вашем