У миски с кормом для собак. Унижение сторонников Навального

Режим Путина проводит по всей России жесткие зачистки не только сторонников Алексея Навального, но даже тех, кто освещает акции протеста

Ян Голд,

Алексей Навальный
Алексей Навальный
Reuters

Российский оппозиционер Алексей Навальный сидит в тюрьме. Против его соратников продолжаются активные репрессии. Достается и тем, кто просто освещал недавние протесты солидарности с Навальным, прокатившиеся по России. Силовики режима Путина проводят активную кампанию запугивания сочувствующих Навальному.

Видео, просочившееся в социальные сети, демонстрирует пытки и унижение сторонников лидера российской оппозиции.

На видео видно, как журналист из Владивостока Геннадий Шульга уложен силовиком у миски с кормом для собаки. При этом каратель, схватив Шульгу за лоб, спрашивает его фамилию, имя и отчество, а также интересуется, понятна ли причина задержания.

На что журналист отвечает, что догадывается.

Шульга управляет новостным сайтом NewsBox24 и считается в своем городе известным политическим активистом. Он имел обыкновение освещать демонстрации, проходившие во Владивостоке, на своем веб-сайте.

Собственно, из-за освещения акции солидарности с Навальным за Шульгой и пришли цепные псы режима Владимира Путина.

В видео, которое журналист загрузил на следующий день после ареста и унижения, Шульга описал: «Полиция прибыла в мой дом около 7-ми часов утра, и всё, что произошло, длилось около двух часов».

После унижения, которое Геннадий пережил в своем доме, он был доставлен на допрос в управление местной полиции, а через несколько часов отпущен. Теперь он считает, что видео, на котором он лежит голым у миски с собачьим кормом, было намеренно выложено российскими властями для всеобщего обзора, чтобы напугать протестующих за Навального.

«Они держали меня на полу в моем доме и допрашивали, как если бы я был насильником или террористом», - поведал журналист Геннадий Шульга, - «Я знал, что они собираются опубликовать видео, потому что упомянули об этом. Я думаю, что у простых людей, увидевших это видео, возник не столько страх, сколько ярость из-за того, что делала со мной полиция, да еще и снимала это только с целью унизить меня. Я просто рад, что моей дочери в то время не было дома».