Ганц: «В Ливане есть дома с комнатами для гостей и для ракет»

Впервые в истории израильский министр дал интервью телеканалу, вещающему из столицы Египта – Каира

Ян Голд,

Бени Ганц и Назир Маджли
Бени Ганц и Назир Маджли
צילום: טל עוז / משרד הביטחון

Министр обороны Бени Ганц дал интервью арабскому телеканалу Alghad TV, вещающему из Каира. Это первое в истории интервью израильского министра и при этом также первое в беспрецедентной серии интервью с ключевыми израильскими деятелями.

Журналист Назир Маджли поговорил с Ганцом на прошлой неделе в офисе министра обороны в Тель-Авиве. Речь шла о противостоянии с Ираном, новой американской администрации, вызовах и возможностях в регионе, а также о предстоящих выборах.

Что касается Ирана, то Ганц сказал: «У Израиля есть четкая цель: чтобы Иран не был ядерным. Это не только интересы Израиля. Это в первую очередь глобальные и региональные интересы. Армия обороны Израиля и военное ведомство Израиля придерживаются варианта принять меры против иранского ядерного проекта, если это нужно будет сделать. Я надеюсь, что до этого не дойдет».

«Ядерный Иран привел бы к гонке ядерных вооружений на всем Ближнем Востоке. Я хочу общественность в Иране, чтобы понять меня: я ничего не имею против нее. Иранские граждане заслуживают нормальной жизни, как и все остальные люди. Но поддержка режимом терроризма, «Хизбаллы», хуситов требует действий», - ответил Ганц.

Отвечая на вопрос о возможной ядерной генерации Ирана для мирных целей, Ганц сказал: «Если бы вы хотели создать ядерный потенциал для медицинских целей, вам пришлось бы прятать его под землей? Нужно ли вам отказывать в таком случае в доступе инспекторам? Мы знаем, что иранцы пытаются разрабатывать ядерное оружие, и мы этого не допустим».

Что касается возможной региональной войны, министр обороны Израиля отметил: «К сожалению, в любой будущей войне в нашем регионе будет задействовано много мирных жителей; это будет не просто военная конфронтация. «Хизбалла» в Ливане, ХАМАС и «Исламский джихад» в секторе Газы нацеливают свои ракеты на населенные районы в Израиле, угрожая как арабским, так и еврейским общинам. В конечном итоге нам придется атаковать ракеты, которые хранятся среди гражданского населения. Это проверенные разведданные, и мы увидели последствия такой безрассудной практики «Хизбаллы» в порту Бейрута».

Ганц похвастался разведывательными возможностями Израиля: «У нас по-прежнему есть превосходная разведка на всем Ближнем Востоке и, в некоторых отношениях, во всем мире. Мы не используем ее ни для каких других целей, кроме обеспечения безопасности Израиля. Когда я говорю это вам, я знаю, что в Ливане есть дома с комнатами для гостей и комнатами для ракет. Это не просто слова. Это реальность».

Что касается политики администрации Байдена по отношению к Израилю, Бени Ганц выразил оптимизм по поводу того, что отношения США и Израиля останутся очень хорошими: «Американская поддержка Израиля выходит за рамки партийных рамок. Наши связи глубоки и тесны. Я убежден, что мы будем работать над тем, чтобы отношения с администрацией Байдена были такими же хорошими, как и с предыдущими администрациями. Сотрудничество между нашими оборонными ведомствами отличное на всех уровнях - от разведки до стратегического планирования».

Относительно поддержки новой американской администрацией нормализации отношений между Израилем и арабскими государствами министр обороны сказал: «Нормализованные, мирные отношения являются лучшим гарантом региональной безопасности и стабильности. Связи должны перерасти в связи между народами, а не только между правительствами, и я надеюсь, что мы будем видеть все больше и больше таких примеров. У Израиля много возможностей. Также, как и у Саудовской Аравии, Марокко, Иордании, стран Персидского залива, Египта и Судана. Нет причин, по которым мы не можем наслаждаться ими вместе. Наши народы этого заслуживают».

Об отношениях с палестинскими арабами и возможных переговоров Ганц отметил: «Нет никаких причин, по которым богатства арабских стран и торговые связи с ними не могут быть разделены между палестинцами. Я считаю, что нам нужен прямой контакт. Всего 10 минут езды между Иерусалимом и Рамаллой. Очень жаль, что мы путешествуем так далеко, вместо того, чтобы найти способ встретиться друг с другом прямо здесь».