Ас-Саед – 7 каналу:
Израиль был демоном, теперь он – друг

Глава Бахрейнской ассоциации журналистов: «Сегодня у меня есть возможность встретиться с людьми, праздновать Хануку в Тель-Авиве»

Йоссеф Йак,

Ахдейя Ахмед Ас-Саед и Йони Кемпински
Ахдейя Ахмед Ас-Саед и Йони Кемпински
Photo by Arutz Sheva

Корреспондент 7 канала Йони Кемпински взял интервью у Ахдей Ахмед ас-Саед, главы Бахрейнской ассоциации журналистов, которая поделилась чувством приятного волнения, вызванного подписанием её страной мирного соглашения с Израилем.

Расскажите, пожалуйста, о чувствах, которые вызвало в Бахрейне подписание соглашения, - как это видите Вы глазами журналиста.

«Люди здесь [приятно] взволнованы, и я вижу это волнение в глазах моих коллег, которые всего несколько дней назад освещал прибытие израильской делегации в Бахрейн. И количество журналистов, которые посетили это мероприятие, и то, как они о нем сообщили, показывает, насколько они были рады происходящему… и отражает волнение и счастье общества».

Мы выросли, понимая, что арабы представляют собой врагов, противную нам сторону. Вы думаете, что мы действительно находимся в начале другой эры?

«Конечно, печально, когда вы говорите, что кто-то из Израиля – и видите выражение лиц некоторых людей. Это, конечно, очень печально, и, как Вы сказали, у вас то же самое. Я думаю, что СМИ сыграли в этом очень негативную роль. Печально демонизировать нацию, демонизировать людей, но сегодня всё изменилось. Я вообще-то думаю, что это не измениться в одночасье, но в последнее время люди стали более миролюбивыми, более восприимчивыми к идеологии других».

«Давайте не будем забывать, из чего состоит эта страна: из людей, принадлежащих к разным религиям, сектам и национальностям, поэтому в Бахрейне всё немного по-другому, у нас есть обыкновение принимать других, независимо от того, во что они верят. Но я полностью согласна с вами в том, что есть проблема – смотреть на другого человека как на врага. У некоторых людей всё ещё есть это чувство, и потребуется время, чтобы избавиться от обид, которые есть у людей. Но именно поэтому нам, журналистам, нужно сотрудничать, чтобы избавить людей в Израиле от этих чувств по отношению к арабам, и [соответственно] наоборот».

«Я не знаю, почему люди, независимо от политических убеждений, испытывают негативные чувства: вы можете быть не согласны со мной [по политическим вопросам], но как вы можете меня ненавидеть? Я не понимаю ненависти. Это всё политика, даже люди, которые были против мирных соглашений, выступали по чисто политическим и идеологическим причинам…».

Итак, Адейя, что дальше? Вы с нетерпением ждете визита в Израиль?

«Конечно, Йони. Я выросла в стране, где мне не разрешали посещать Израиль. Конечно, моя личная жизнь, моя дружба, ничто не мешало мне иметь израильских друзей. Но я хочу приехать в Израиль, и многие люди меня спрашивают: «Когда ты поедешь, ты в первую очередь пойдешь в мечеть?». Нет, я хочу входить в дома людей, ибо, когда вы входите в дома людей, вы знакомитесь с ними. Это люди, с которыми я была лишена общения все эти десятилетия моей жизни».

«Сегодня у меня есть возможность встретиться с людьми, посидеть с ними, поужинать в Шаббат, отпраздновать Хануку. Я бы хотела отпраздновать Хануку в следующем месяце в Тель-Авиве. Я не знаю, какова будет проблема с COVID, но если вопрос будет решен, я бы хотел быть во время Хануки в Тель-Авиве».

«Да, я думаю, грустно быть лишенным чего-то в течение такого долгого времени, а потом, наконец, вы видите самолеты в своём небе, и знаете, что там наверху произошла перемена, и через несколько минут это произойдет на земле»

Вы говорите о лишении – Вы чувствуете, что получили такое воспитание?

«Это все равно, как мы планируем поездки, например, в круиз, – и мы видим, что Израиль является частью круиза, но нас туда не пускают. И это лишает возможности посетить страну, которую вы хотели посетить. Как человек, я имею право въезжать в любую страну и встречаться с людьми, но была лишена этого».

«Когда мы были моложе, в школе нас учили, что Израиль – демон. Нам даже не давали разрешения обсуждать Израиль, нельзя было даже упоминать об этой стране, это было табу. Когда мы стали старше, мы поняли, что можем думать и решать самостоятельно. Мы можем решить, хотим мы встречаться с людьми – или нет, хотим мы иметь проблемы с этими людьми – или нет».

«Политика никогда не должна разделять людей. Когда вы путешествуете и спрашиваете людей, откуда они, в тот момент, когда они хотят сказать, что они из Израиля, они не решаются сказать это. Это является нарушением прав других людей. Когда вы видите неуверенность в глазах другого человека, видите, что он не решается сказать, откуда он или она, это означает, что этот человек боится сказать арабу, что он или она израильтяне».

Давайте поговорим об обратном. Что ждет израильтян, которые приедут в Бахрейн? Приятное гостеприимство?

«Конечно. Я хотела бы принять первую делегацию, посетившую нашу страну – будь то журналисты или простые люди. Я хотела бы отпраздновать их визит, как и многие другие люди в нашей стране».

«В прошлом году я получила несколько видеозаписей обедов, которые проходили в Бахрейне, и которые посещали израильтяне, в дни посещения одного из главных экономических событий в Бахрейне. Они танцевали, были счастливы, пели – и это произошло до официальной нормализации [отношений]. Вы представляете, Йони, что будет теперь? Я представляю, сколько собраний будет вокруг нас, люди будут принимать израильтян и приветствовать их в своём доме. Я действительно взволнована этим».

«Теперь Израиль официально является другом, и бахрейнцы будут приветствовать их, и я думаю, что в моменты, когда начнутся полеты, мы увидим множество собраний, множество мероприятий, множество торжеств. Я увижу, как бахрейнцы устраивают субботние ужины и собрания, и, наконец, дверь откроется, а стена будет сломана».