Кто будет следующим главарём ХАМАС?

В ноябре в Газе пройдут выборы нового главы политбюро террористической группировки, а пока идет гонка, полная страстей и интриг

Йоссеф Йак,

Боевики террористической группировки ХАМАС. Иллюстрация
Боевики террористической группировки ХАМАС. Иллюстрация
Abed Rahim Khatib/Flash 90

В ноябре этого года внимание всего мира будет приковано к президентским выборам в США, но почти одновременно с этим наступит конец еще одной гонке, полной страстей и интриг, которая окажет серьезное влияние на, без преувеличения, весь регион – и серьезное влияние на безопасность Государства Израиль.

Речь идет о выборах нового председателя политбюро палестинской террористической группировки ХАМАС, в которых будут участвовать нынешний глава политбюро Исмаил Хания, его предшественник Халид Машаль и нынешний лидер ХАМАС в секторе Газы Яхья Синвар.

Кроме того, как сообщает корреспондент газеты «Исраэль Ха-Йом», есть вероятность, что заместитель Хании, Салех аль-Арури, также выдвинет свою кандидатуру.

Ни один из них, естественно, не может обойтись без иностранной поддержки, оказываемой прямо или косвенно. Так, Машалю, бывшему лидеру ХАМАС до 2017 года, помогают Катар и Турция, Ханию любят в той же Турции, и, кроме того, он пользуется поддержкой со стороны Ирана, и, наконец, Синвар знает, что за него горой стоит Египет.

Однако, ситуация на этой гонке – скажем так, очень своеобразная: нет организованного списка кандидатов, нет информации для избирателей, позволяющей палестинской общественности узнать, кто, собственно, претендует на эту высокую должность – и кто имеет право голоса? Более того, даже дата выборов держится главарями ХАМАС в секрете.

Таким образом, весь процесс выборов находится в секрете, поэтому не стóит ждать предвыборных агитаций, финансирования кампании или чего-либо еще, что демократический мир считает нормальным.

Более того, это, скорее всего, означает, что никаких выборов не будет: Совет Шуры соберется в день, известный только его членам, и выбреет того, кого пожелает, а потом просто поставят общественность перед свершившимся фактом.

При этом, «законы» в секторе Газы таковы, что личность избранного декретируется в официальном сообщении Совета, и ни его, ни само решение нельзя оспаривать.