Украинские евреи выступили против российской пропаганды

«Нельзя допустить, чтобы десятки тысяч жертв Бабьего Яра стали заложниками и орудием российской пропаганды против Украины»

Ян Голд,

Украина. Киев. Полиция. Иллюстрация
Украина. Киев. Полиция. Иллюстрация
iStock

Украинские евреи обратились с обращением о своем решительном несогласии с проектом Мемориального центра Холокоста «Бабий Яр» в Киеве, инициированным и финансируемым российскими миллиардерами, сообщает издание День.

Обращение подписали более 160 украинских евреев, проживающих как в Украине, так и в Израиле, Канаде, Нидерландах, Германии, Польше, России, США, Франции и Чехии.

Обращение выглядит таким образом:

«Мы, украинские евреи, те, кто отождествляет себя с демократическим европейским будущим Украины, кто бок о бок с собратьями из других этносов на протяжении 30 лет независимости поддерживал стремление Украины к демократии и справедливости, кто строил и защищал Украину на Майданах, на фронте против российской агрессии, в волонтерском движении и в гражданской деятельности (морально, материально и личным участием), ‒ мы обращаемся ко всем неравнодушным гражданам и к организациям, членами которых они являются, с призывом поддержать украинский проект комплексной мемориализации Бабьего Яра, разработанный украинскими историками по поручению Кабинета Министров Украины. Нельзя допустить, чтобы десятки тысяч еврейских и нееврейских жертв Бабьего Яра даже через 80 лет после их страшной смерти стали заложниками и орудием российской пропаганды против Украины.

Сейчас на территории Бабьего Яра и его окрестностей существует более 30 памятных и мемориальных знаков, которые, к сожалению, до сих пор не объединены в общее мемориальное пространство. Несмотря на это, в сознании рядовых постсоветских граждан и в широком международном восприятии память Бабьего Яра остается якобы почти не отмеченной. К сожалению, Украина за годы независимости не смогла среди прочего достойно почтить память десятков тысяч своих замученных сограждан ‒ евреев и не евреев. А отсутствие мемориального пространства и надлежащего музейного центра лишь усиливает ощущение государственной беспомощности.

Такая слабость является отражением общего недостаточного внимания государства к становлению украинской политики памяти ‒ важной составляющей существования и восприятия Украины как действительно самостоятельного и независимого государства, вошедшего в мировую историю, а не случайного осколка российско-советской империи, который лаской или силой можно и нужно вернуть обратно. Именно поэтому мы и обращаемся с этим призывом не к власти, а к гражданскому обществу, которое, по нашему убеждению, является наиболее надежным фактором цивилизованного будущего Украины.

С самого начала государственной независимости Украины мы наблюдаем, как прежде всего Россия, а также некоторые другие страны, пытаются стать арбитрами в нашей истории, в вопросах украинской политики памяти. Подобное вмешательство во внутренние дела Украины недопустимо, это привело бы к угрозе потери Украиной своей государственной субъектности.

На этом фоне появление двух отдельных проектов мемориализации Бабьего Яра ‒ украинского и российского ‒ стало мощным фактором продолжения идеологического противостояния старой, евразийской, пост-имперской позиции и новой, украинской, проевропейской. Именно поэтому мы неприятно удивлены открытой поддержкой, которую оказал действующий Президент Украины Владимир Зеленский именно российскому проекту.

Этот проект предложен и финансируется российскими миллиардерами, при этом навязчиво подчеркивается их еврейское происхождение. Также педалируется то, что они являются уроженцами Украины, в последнее время их даже называют «украинско-еврейскими» (а почему бы не британскими ‒ по месту нынешнего проживания одного из них?). Таким образом старательно маскируется факт их абсолютной аффилированности с Россией и лично с Путиным.

Появление российского проекта было разыграно, как любимая путинскими пропагандистами «многоходовочка», чтобы загнать Украину в цугцванг - положение в шахматах, когда каждый ход ведет к ухудшению ситуации и проигрышу. Если этот проект будет воплощен ‒ это продемонстрирует всему миру, что Украина якобы неспособна достойно почтить память еврейских и нееврейских жертв Второй мировой войны, а сам проект станет мощным орудием российской пропаганды, которая пытается представить украинцев как радикальных националистов и антисемитов. Если же нет ‒ это будет подано как доказательство «антисемитизма» Украины, которая не позволила почтить память жертв Холокоста. Поэтому появление и воплощение украинского, государственного проекта при поддержке украинского гражданского общества ломает эту путинскую игру.

Существенные различия двух проектов являются не только проявлениями принципиальных отличий украинской и российской политик памяти или различными взглядами российских и украинских историков на трагические события прошлых столетий, в частности двадцатого. Лишь один, но яркий пример этой разницы: несмотря на декларации о сохранении памяти о погибших евреях, российский проект планирует строительство музея именно на месте разрушенных в советские времена еврейского и караимского кладбищ. Украинский проект, в отличие от российского, очень деликатно относится к вопросам еврейской религии и традиции. Он категорически отрицает возможность строительства на местах захоронений, расстрелов и сожжения останков замученных людей. В этом проявляется действенное украинское уважение к одному из краеугольных камней иудейской традиции.

Обращаясь к гражданскому обществу, мы, украинские евреи, призываем воспринимать Холокост и, в частности, трагедию Бабьего Яра не только как еврейскую трагедию, но как часть украинской истории и украинской политики памяти, как Голодомор, депортацию крымских татар, сталинские репрессии 1920-1950-х годов. Мы хорошо помним, что в конце тоталитарного периода нашей совместной истории и в начале возрождения национально-демократических движений украинцев и евреев в середине двадцатого века, именно Бабий Яр стал тем местом, где встретились активисты этих движений и нашли общий язык. Координация действий и союзническое объединение еврейского движения с украинским национально-демократическим и правозащитным движениями стали символами конца коммунистической империи.

Для нас борьба за должное увековечивание памяти жертв Бабьего Яра является актом совести и, в то же время, национальным и гражданским долгом. Мы считаем, что именно украинский проект мемориализации Бабьего Яра, который сочетает почтение жертв Холокоста и других, нееврейских жертв, включает память о еврейской трагедии в цельный исторический контекст и делает ее неотъемлемой частью общеукраинской исторической памяти, должен быть воплощен в этом трагическом пространстве».