«Не называйте это конверсионной терапией»

Раввин Игаль Левинштейн говорит, что использование термина «конверсионная терапия» имеет негативную коннотацию

Марк Штоде,

Раввин Игаль Левинштейн
Раввин Игаль Левинштейн
צילום: חזקי ברוך

Раввин Игаль Левинштейн, глава предвоенной академии «Бней Давид», высказался в отношении разногласий по поводу законопроекта о запрете в Израиле конверсионной терапии для гомосексуалистов.

«Слово «обращение» используется для того, чтобы скрыть дебаты, связанные с проблемами ЛГБТ, - сказал раввин Левинштейн. «Один из методов прогрессивного подхода состоит в том, чтобы взять аргумент и сделать его одномерным, использовать всеобъемлющую терминологию и покрыть всем этим, как хорошее, так и плохое».

«Именно так СМИ влияют на общественное мнение. Что они делают? Они берут термин, такой как «конверсионная терапия». Что означает этот термин? Это страшное слово, потому что его происхождение связано с насильственным лечением, поражением электрическим током и физическими травмами. Ужасные вещи, которые делались в прошлом».

«Теперь они говорят, что мы хотим остановить это. Кто бы не стал возражать против такого ужасного прошлого? Поэтому они используют это слово для описания чего-то другого, очень важной помощи, достойного, нежного и гуманного психологического обращения», - сказал он.

«Я бы вообще назвал это профессиональной помощью людям, у которых есть определенные тенденции. Есть позитивная помощь и негативная помощь. Негативный вид - это насилие. Он причиняет вред человеку, включая его достоинство и его тело. Так было в прошлом, и мы против этого. Но есть и замечательные, нежные чувствительные процедуры, которые помогают мужчине вернуться к тому, чтобы стать мужчиной, который может жить нормальной жизнью и жить с женщиной. Эти процедуры прекрасны», - отметил он.

«Этот горький термин является кодовым словом для монстра, который хочет посадить всех под одну крышу. Как только вы используете слово, значение которого отрицательное, тогда даже если вы принесете что-то полезное, оно пойдет под этим заголовком», - сказал он.

«Психологическое лечение [в данном случае] так же хорошо, как и любое психологическое лечение. Следует поддерживать хорошие методы лечения, в то время как следует противопоставлять плохие методы лечения». Давайте освободимся от этого горького слова, которым все называлось. Как только оно получит эту негативную коннотацию, мы не сможем объяснить это в этих рамках».

«Тем, кто это слово употребляет намеренно, чтобы затенить дебаты. Можно ли помочь мальчикам и девочкам, которые хотят снова быть честными? В этом суть спора. Они говорят «нет», а мы говорим, что это возможно. Они говорят, что эта терапия должна быть запрещена в принципе, потому что в тот момент, когда вы говорите, что можете помочь кому-то с этими тенденциями, вы объявляете их ненормативными, а они хотят, чтобы это было нормативным. Это не нормативно и не морально», - пояснил раввин Левинштейн.