Киддуш, Талмуд-Тора и гефелте-фиш в Дубае

Президент еврейской общины ОАЭ рассказывает о признании, которое община получила от коренного народа и правительства

Йоссеф Йак,

Дубай. Иллюстрация
Дубай. Иллюстрация
iStock

Одной из самых удивительных еврейских общин в мире за последние годы, бесспорно, является еврейская община Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ).

Президент общины Солли Вулф рассказал о том, на что похожа еврейская жизнь в этой ближневосточной стране, и об уважении, оказываемой общине со стороны местного коренного народа и правительства.

Так, в частности, еврейская община, базирующаяся в основном в Дубае, имеет две синагоги и Талмуд-Тору (религиозную школу), а также – официального раввина, рабби Леви Духмана.

«Я вырос в Лондоне, и деловые поездки помогали мне повидать многие страны мира. Я начал раскрывать потенциал, который существовал в государствах Персидского залива, и отправился туда, чтобы лучше узнать это место… И вот, в 2002 году я решил переехать в Дубай и остаться здесь», - сказал Вульф в интервью корреспонденту Ynet.

«До недавнего времени кошерное мясо было редким товаром для евреев в ОАЭ. Но в прошлом году рабби Духман начал импортировать продукты из Соединенных Штатов, и даже создал линию кошерного забоя в самом Дубае. В настоящее время «производственная мощность» возросла до тысячи цыплят в неделю, и этого достаточно для всего нашего сообщества. Когда я впервые приехал сюда, такого не было, невозможно было найти кошерную еду или мацу к Песаху. Сегодня в большинстве супермаркетов вы можете найти много кошерных продуктов, даже фаршированную рыбу!», - сказал он.

Отвечая на вопрос о том, трудно ли жить евреям (тем более, верующим) в таком ортодоксальном мусульманском государстве, как ОАЭ, Вульф сказал: «Мы здесь в полной безопасности, мы не прячемся. Мы чувствуем себя комфортно и можем свободно молиться и ходить в синагогу или куда-либо еще. Ни люди, ни власти не проявляют к нам враждебности. Государство и его лидеры заботятся о наших потребностях. Я здесь уже 18 лет, и я никогда не чувствовал враждебности или чего-то подобного, хотя все знают, что я – еврей. У нас есть соседи возле синагоги, и они принимают нас такими, какие мы есть».