У них нет голоса

Государство обязано позаботиться о новых репатриантах и учредить «короновирусные» субсидии для них

Раввин Даниэль Рабкин,

Олим из Украины (архив)
Олим из Украины (архив)
Photo Credit: Olivier Fitoussi

Репатриантам необходима «мягкая посадка». Государство обязано позаботиться о них и учредить «короновирусные» субсидии для новых репатриантов, которые бы стали опорой для построения будущего на новой родине.

Они готовились к этому дню долгое время, продали свое жилье, приобретенное на деньги, заработанные многолетним трудом, раздали его содержимое знакомым или родственникам, и только маленькую часть его упаковали в чемоданы.

Они устроили проводы, попрощались с коллегами по работе, друзьями и родственниками, многих из которых больше уже не увидят. И полные надежд и мечтаний сели вместе с детьми в самолет, улетающий в Израиль. На самом деле я немного сократил это описание, поскольку в 1989-м году еще не было прямых рейсов в нашу страну, и на пути к ней ждали пересадки, но это не так уж важно. Событие, пережитое моими родителями 30 лет назад, при репатриации в Израиль, актуально и для прибывающих сюда в эти дни.Не секрет, что для большинства людей репатриация может стать кризисом, иногда очень серьезным. Репатрианты оставляют позади всю свою прошлую жизнь и попадает в абсолютно новую реальность, не зная языка, не будучи знакомыми с местной культурой и ментальностью, и конечно не имея работы. При этом полгода спустя, когда новые граждане еще с трудом понимают, что происходит вокруг, «корзина абсорбции» заканчивается, и начиная с этого момента, им приходится «учиться плавать путем погружения» - справляться самостоятельно с новой жизнью.

Да, действительно, многие из нас или наших родителей, бабушек и дедушек, испытали на себе все тяготы репатриации и с годами сумели освоиться в новой реальности.

Однако на кризис, переживаемый 35 тысячью репатриантами, прибывших в Израиль в 2019-м году, накладывается тяжелая ситуация, связанная с эпидемией короновируса. Нет необходимости еще раз подробно писать о том, насколько неожиданной стала эта проблема для всех граждан. Новые репатрианты – не единственный сектор, пострадавший от возникших в израильском обществе проблем, связанных с эпидемией, но вероятно именно на них обрушился самый тяжелый удар. Многие израильтяне объединились в общественные движения, потребовавшие от государства компенсаций или субсидий, направленных на преодоление кризиса. Однако у репатриантов существует серьезное препятствие для подобных действий – незнание языка. В сущности, у них нет голоса, с помощью которого они могли бы позвать на помощь.

Они не говорят на иврите, не знают, к кому обращаться, не умеют объединяться, им неизвестно, где можно организовать демонстрацию и какую дорогу перекрывать. Менталитет многих репатриантов не позволяет жаловаться во весь голос, и в основном они заняты выживанием. Многие репатрианты, в основном прибывшие из стран СНГ, еще не забыли откуда они приехали. Они помнят, что демонстранты могут очень сильно пострадать от властей. Да, это актуально и сегодня, в 2020-м году, поэтому часть из них опасается выражать свой протест даже в виртуальном пространстве социальный сетей, и люди просто молчат.

В качестве генерального директора ассоциации «Адар ле-Адар», оказывающей множественные услуги новым репатриантам, я попытался стать их голосом. Я письменно обратился к министру абсорбции депутату Кнессета Пнине Тамано-Шата, проявившей внимание к тяжелой ситуации, создавшейся для новых репатриантов, и уже сделавшей первый шаг на прошлой неделе, сообщив о решении, что все репатрианты, находящиеся в стране меньше года, получат субсидию в размере 500 шекелей.

Вместе с тем, нам всем ясно, что это действие не приведет к разрешению глубокого кризиса, в котором находятся новые репатрианты. Ведь в соответствии с указами, действующими на сегодняшний день, репатрианты, находящиеся более полугода в стране, получают пособие в размере 2100 шек. на пару, и на эти деньги они должны снимать квартиру, оплачивать все счета и находить средства к существованию.

Да, конечно. они должны найти работу, однако в условиях «короновирусной» реальности поиск работы превращается в малоперспективную задачу. А если учесть, что часть репатриантов даже не успели закончить первый уровень ульпана, поскольку в течение нескольких месяцев он был закрыт, поиск работы превращается для них в «невыполнимую миссию». Большинство репатриантов нуждается в еще нескольких месяцев изучения иврита, чтобы иметь в ближайшем будущем возможность внедриться на израильский рынок работы в областях, смежных с их специальностью.

Поэтому репатриантам необходима «мягкая посадка». Государство обязано позаботиться о них и учредить «короновирусные» субсидии для новых репатриантов, которые бы стали опорой для построения будущего на новой родине.

Я верю, что перед нами открывается окно возможностей исторического масштаба для абсорбции большой волны репатриации со всего мира. И я надеюсь, что все мы – в качестве общества и государства – сумеем сделать правильные шаги, чтобы репатрианты, пожертвовавшие своим будущим в оставленном ими государстве, смогли создать себе успешную жизнь на нашей общей родине.

Раввин Даниэль Рабкин,

Генеральный директор ассоциации «Адар ле-Адар и раввин общины репатриантов «Адар ле-Адар»