Когда «Хизбалла» не так уж сильно виновата

Контрабанда стала частью политики Ливана, переживающего наихудший экономический кризис за последние десятилетия

Марк Штоде,

Флаг Ливана
Флаг Ливана
iStock

Ливанская армия обнаружила и демонтировала трубопровод для контрабанды топлива на северной границе с Сирией.

В среду армия опубликовала об этом заявление,уточнив, что на ливанской стороне границы было конфисковано около 30 метров труб.

«Этот шаг является частью постоянных усилий армии по борьбе с контрабандой на ливано-сирийской границе и по [контролю границы] всеми доступными методами», - говорится в заявлении без предоставления иных подробностей.

Поскольку Ливан начинает переговоры с Международным валютным фондом о спасении экономики страны, тема контрабанды топлива приняла общественный дискурс.

В последние недели правительство премьер-министра Хасана Диаба даже попыталось взять кредит на борьбу с незаконной контрабандой. В этой связи несколько подозреваемых были арестованы, а их автомобили или грузовики конфискованы с поличным.

По следам задержаний бывший министр обороны Элиас Бу Сааб обвинил армию в том, что она все это время не контролировала границу и не закрывала незаконные пограничные пункты.

Он заявил, что встречался с представителем «Хизбаллы» в ливанских силах безопасности Вафиком Сафа и обсуждал ситуацию на границе.

«Я сказал ему [Сафа], что ливанская армия не может присутствовать в районе, где происходит контрабанда, и на нее закрывают глаза», - сказал во вторник MTV в Ливане Бу Сааб. «Сафа сказал ему «дать мне 24 часа».

Бу Сааб добавил: «Он вернулся и сказал, что мы [«Хизбаолла»] не имеем к этому никакого отношения. Вы, ребята, приняли решение в кабинете [заблокировать незаконные пункты пересечения границы]: приступайте к осуществлению».

Между тем, по словам Бу Сааба, это не только контрабанда «Хизбаллы»: «Все стороны делают это. Некоторые пограничные пункты на севере Ливана не имеют шиитов в этом районе. Есть некоторые христианские районы, которые также занимаются контрабандой».

В социальных сетях появились видеофильмы о дизельных танкерах, направляющихся к границе Ливана с Сирией, перевозящих субсидированное топливо и пшеницу. 11 мая сотрудники таможни и местная полиция конфисковали два грузовика с замаскированными цистернами с дизельным топливом. Однако, силы подверглись нападению и транспортным средствам удалось скрыться, прежде чем их вновь арестовали вскоре после этого, сообщило Национальное информационное агентство Ливана.

Но проблема глубже, чем два грузовик, пробравшиеся в Сирию.

В 2019 году импорт топлива в Ливане удвоился по сравнению с 2018 годом, что, по словам адъюнкт-профессора Университета Джорджа Вашингтона Фираса Максада, является одним из признаков роста контрабанды. Это подтверждают многочисленные видео- и фотофакты.

Контрабандное топливо наносит дополнительный удар по тонущей экономике страны, поскольку субсидируемые товары пересекают границу.

Ливан субсидирует импорт топлива, пшеницы и лекарств, что позволяет импортерам покупать доллары по официальному курсу 1 507 ливанских лир за доллар. Тем временем инфляция взлетела до небес, а в обменных пунктах курс доллара сейчас превышает 4000.

Через границу в Сирии топливо может продаваться в три-четыре раза дороже, чем оно было куплено в Ливане, то же самое касается муки, которая пересекает границу.

Страна сталкивается с острой нехваткой доллара, которая привела к росту инфляции, а контрабанда усугубила дефицит доллара, который был вызван главным образом отсутствием потоков денежных переводов, прекращением иностранных инвестиций и войной в Сирии.

Контрабанда не является новой проблемой в Ливане, но теперь она начала приобретать и «промышленный облик». Это уже не просто группа контрабандистов, пользующихся какой-то защитой, а политика.

В настоящее время страна переживает наихудший экономический кризис за последние десятилетия и недавно начала переговоры с МВФ.

Ранее Ливан просил международных доноров выделить 4-5 миллиардов долларов льготных кредитов на покупку пшеницы, топлива и лекарств. В марте страна допустила дефолт по своим платежам по еврооблигациям, сославшись на необходимость покупки основных резервов, что привело к переговорам с МВФ. Однако продолжающаяся контрабанда делает призрачными надежды на получение реальных денег.