Бывший начальник Генштаба стремится в политику?

Еще один бывший начальник Генштаба ЦАХАЛа, похоже, намерен заняться политической деятельностью. Гади Айзенкот уже намекнул об этом

Ян Голд,

Гади Айзенкот
Гади Айзенкот
צילום: עודד אנטמן

Спустя полтора года после завершения срока полномочий на посту начальника Генштаба и ухода из армии, Гади Эйзенкот впервые намекает на то, что он намерен присоединиться к политике.

В интервью «Исраэль Хайом» Айзенкот сказал, что смотрит на своих предшественников – Бени Ганца, Габи Ашкенази, Дэна Халуца, Шауля Мофаза, Моше Яалона и даже до этого – Барака, Рабина и других. «После перерыва и пребывания в зоне комфорта вы смотрите на то, что здесь происходит, и вы хотите создать лучшую страну и оказать влияние», - сказал Айзенкот.

Также он отметил: «Я был военным секретарем двух премьер-министров - Эхуда Барака и Ариэля Шарона. Я находился с ними по 12-16 часов в сутки. Шарон говорил мне, что ценит мои размышления и планирование. Но при этом отмечал, что если в военной деятельности все подчиняются вашему решению после того, как поступает приказ, то в политике после того, как вы приняли какое-либо решение, все работают на то, чтобы помешать его воплощению в жизнь».

Айзенкот рассказал в интервью о кампании против Ирана и сказал: «Поскольку я вижу, что об этом много говорят, могу приоткрыть завесу – в 2017 году кабинет министров принял решение, следуя моим рекомендациям. Это было важное решением. Израильская общественность может этого не видеть, но оно затронуло Иран в Газе и повсюду. То, что Силы Кудса смогли сделать против нас, непропорционально по сравнению с ударами, которые они получили от нас».

«Изгнание иранцев из Сирии должно стать целью», - сказал Айзенкот, - «Действия, которые я вел, и которые продолжаются сегодня, предотвратили намерение Ирана. утвердиться в Сирии и начать борьбу против Израиля. Мы смогли заблокировать усиление «Хизбаллы», особенно в проекте производства высокоточных ракет».

На вопрос, как далеко Израиль должен пойти в сделке по обмену заключенными с ХАМАСом, Айзенкот ответил: «В прошлом было много сделок. Модель «сделки Шалита» не должна повторяться, потому что в конце концов, это ведет к освобождению большого количества террористов. Мы заплатили высокую цену».

О том, какая сделка будет уместной на данном этапе, Айзенкот сказал: «Я думаю, что в ситуации с возвращением останков Эхуда Гольдвассера и Эльдада Регева была заплачена правильная цена. За них были отданы Самир Кунтар и 120 тел. Мы должны довести до завершения, заплатив реальную цену, ситуацию с возвращением двух наших солдат, убитых в операции «Нерушимая скала», а также двух израильских гражданских лиц, попавших в Газу при обстоятельствах, не связанных с боевыми действиями».