Бецалель Смотрич:
Нетаньяху нанес нам удар ножом в спину

«Мы не могли позволить себе вступить в коалицию со столь унизительным отношением к себе со стороны Нетаньяху»

Йоссеф Йак,

Бецалель Смотрич
Бецалель Смотрич
צילום: ערוץ 7

В интервью корреспонденту газеты «Исраэль Ха-Йом», уходящий в отставку министр транспорта решительно критикует поведение премьер-министра, заявляя, что Биньямин Нетаньяху с самого начала не хотел видеть «Ямину» в своей коалиции..

«Я согласен с решением [нашей партии] уйти в оппозицию. Это – правильное решение. Мы не могли позволить себе вступить в коалицию со столь унизительным отношением к себе со стороны Нетаньяху. Я слышал, как он говорил, что никогда не захлопывал дверь перед нами, когда речь шла о нашем вступлении [в правительство], вот только он никогда не открыл нам эту самую дверь», - саркастично указал Смотрич.

По его словам, отношение Нетаньяху к религиозному сионизму – ниже всякого допустимого предела: «Он отстранил [Йоэля (Юлия)] Эдельштейна от места спикера Кнессета, [словно] ударил ножом в спину. Он уволил [Зеэва] Элькина с должности в Министерстве окружающей среды и создал для него нестоящее «министерство». Также он поступил с Ципи Хотовели, назначив её министром «ничего», да и то – временно, пока он не отправит её с миссией за границу».

Смотрич утверждает, что «мы не просили Нетаньяху ни за какую политическую цену, которую мог бы заплатить: портфель Минздрава никто не требовал… он пытался продать Минздрав «сине-белым» – и не добился успеха. Только в последний день ему удалось убедить Мири Регева возглавить министерство транспорта. Мы не просили о министерстве по делам религии… Мы просили о настоящем деле».

Что касается ухода раввина Рафи Переца из «Ямины» и его вступления в коалицию, Смотрич говорит, что он уважает рабби Переца, но «никто не может себе представить, что в следующей каденции «Бейт ха-Иегуди» во главе с ним будет действовать в одиночку, и пройдет электоральный барьер».

Он также добавил, что «знал раввина Рафи в течение года, и нужно сказать правду – нет ни одной политической ошибки, которую бы он не совершал в прошлом году. Я хочу отдать ему должное: в конце концов, он раввин, воспитал много учеников, сделал много хорошего, но он не подходит для политики».