Яаков Лицман считает антисемитом обвинившего в открытии IKEA

Бывший министр здравоохранения Яаков Лицман продолжает отбеливать свою работу на этом посту. Скандал и разъяснения по ситуации с IKEA

Ян Голд,

Яаков Лицман
Яаков Лицман
צילום: פלאש 90

Министр здравоохранения в предыдущем правителстве и министр внутренних дел в новом Яаков Лицман («Яадут ха-Тора») настаивает на беспочвенных обвинениях в своей адрес о разрешении на работу сети магазинов IKEA в Израиле во время эпидемии коронавируса, якобы, из-за того, что владельцы IKEA поддерживают хасидское движение.

Лицман назвал автора статьи, который выдвинул такое обвинение антисемитом. Лицман настаивает, что стал мишенью для обвинений из-за своего статуса министра-хареди.

Ранее «The Marker» связал разрешение на открытие IKEA с пожертвованиями Шулама Фишера и Мэтью Бронфмана - владельцев франшизы IKEA в Израиле, движению гур-хасидов. Раввин Яаков Лицман является как раз представителем гур-хасидов.

Согласно информации автора, Фишер и Бронфман пожертвовали за последние шесть лет гур-хасидам 3,9 млн шекелей.

Яаков Лицман же ныне заявил, что он даже не знал о пожертвованиях до публикации статьи. При этом он затянул свою любимую тему о притеснениях из-за того, что является ультраортодоксом.

«Многие обеспокоены тем, что на пресс-конференцию я вышел в штреймеле (традиционной хасидской меховой шапке). Что ксается реальной критики, то я первый, кто принимает критику, когда она конструктивна, полезна и правильна» - сказал Лицман.

Комментируя обвинениям в том, что он разрешил открытие магазинов IKEA из-за пожертвований, которые поступают от владельцев IKEA гур-хасидам, Лицман отметил: ««Во-первых, я не знаю Фишера. Я знаю, кто он, но мы не знакомы. Во-вторых, он не гур-хасид. Третье – разве я должен знать, кто жертвует на что? В-четвертых, я даже не знал о пожертвованиях, пока об этом не сообщили. В-пятых, не министерство здравоохранения просило об этом [открытии магазинов IKEA], об этом просило министерство финансов»

«Это антисемитизм», - продолжил Лицман, - «Автор даже не удосужился до этого момента извиниться. Если он допустил ошибку, у него было достаточно времени, чтобы исправить ее, но он этого не сделал».