Узи Барух:
Нетаньяху годами не считался с религиозным сионизмом

Главный редактор 7 канала и корреспондент Globes говорили с Рази Баркаем об отношении премьер-министра к религиозному сионизму

Йоссеф Йак,

Биньямин Нетаньяху и Нафтали Беннет
Биньямин Нетаньяху и Нафтали Беннет
צילום: יונתן זינדל, פלאש 90

Вчера, 11 мая, главный редактор 7 канала Узи Барух и политический комментатор экономический портал Globes Таль Шнайдер беседовали в эфире радиостанции Галей ЦАХАЛ с Рази Баркаем об отношении премьер-министра Биньямина Нетаньяху к религиозному сионизму и распространении министерских портфелей в «Ликуде».

Прежде всего, Баркай спросил Баруха, считается ли премьер-министр с «Яминой», на что Барух ответил: «Нетаньяху годами не считался с религиозным сионизмом. Отчасти это вина религиозного сионизма… Он привык к религиозному сионизму [образца] 1980-х и 1990-х годов, военным сержантам и надзирателям за кашрутом. [Однако] в последние несколько десятилетий вы видели «вязаные кипы», которые соответствуют всему израильскому обществу, но Нетаньяху воспринимает нас как своего рода «мальчиков для битья». А потом внезапно дело появляются Айлет [Шакед], Нафтали [Беннет] и [Бецалель] Смотрич, которые столь же внезапно добиваются успеха…».

Барух отметил, что «дух перемен» исходит от Нафтали Беннета, известного как офицер, который служил в спецподразделениях Сайерет Маткаль и Маглан, и свободно говорящим по-английски. «Он [если можно так выразиться] сделан из ДНК премьер-министра, и это может быть тем, что раздражает [нынешнего] премьер-министра. Вы должны понимать, что эти трое не ищут расположения и [дешевой] популярности. Они не заботятся о том, чтобы быть VIP-персонами или ездить на машине с мигалкой. Они пришли, чтобы вносить изменения».

Со своей стороны, Шнайдер сказала, что попытка включить «Ямину» в правительство будет свидетельствовать о том, что Нетаньяху планирует снова баллотироваться на пост премьер-министра, и напротив – если он предпочтёт оставить их вне правительства, это может сигнализировать о том, что Нетаньяху больше не будет баллотироваться.

Она добавила, что, по её оценке, Нетаньяху хотел бы ввести «Ямину» в правительство, ибо «он нуждается в членах «Ямины» как в министрах, которые сотрудничают с ним, а не как в воинственной оппозиции».

Узи Барух добавил, что, по его мнению, об этом следовало бы договориться с Бени Ганцем [лидером партии «Кахоль Лаван»], потому что он уважает религиозный сионизм больше, чем Нетаньяху, и, возможно, через полтора года это стоило бы сделать снова.

Далее в интервью Барух рассказал о своем разговоре с премьер-министром в день выборов: «В день выборов премьер-министр сам захотел дать мне интервью, а я сказал, что если он не давал интервью в течение всего срока, почему именно в день выборов я должен предоставить ему трибуну? Тогда премьер-министр позвонил мне и был очень рассержен. Я же сказал ему: «Г-н премьер-министр, вы просто хотите получить голоса религиозного сионизма, а затем сказать нам на переговорах: «вы – слишком малы». Премьер-министр сказал: «Чего вдруг?! Главное, что я выиграю, и ясно, что «Ямина» будет первой партией, к которому я обращусь». Сегодня мы расплачиваемся за это предложением председательства Комитета по связям с общественностью…».

Далее Барух сказал, что в конце концов премьер-министр попросил дать ему возможность высказаться в прямом эфире, его просьба была принята: «На протяжении всего интервью он неоднократно говорил, насколько важно голосовать за «Ликуд», и обещал сначала договориться с правыми, и что религиозный сионизм и «вязаные кипы» всегда были его первыми [в его «списке приоритетов»]. Я умолял людей выслушать меня, и говорил им, что это – неправда, и вот теперь мы имеем то, что имеем. Я очень сожалею, что религиозный сионизм всегда соблазняется красивыми обещаниями-лозунгами, и оставляет нас с шестью мандатов, а затем приходит требовать...».

Шнайдер обратила внимание на напряженность в «Ликуде» в отношении распределения портфелей, заявив, что, фактически, партия Беннета осталась вне правительства, но помогает Нетаньяху на этой арене, потому что еще два портфеля находятся на «стадии доступности». По её словам, «в настоящее время в «Ликуде» наблюдается большое давление, и невозможно «выровнять» круг. [В итоге] некоторым министрам придется распрощаться со своими креслами».

Она считает, что некоторые депутаты «Ликуда» предпочитают отдать предпочтение Яриву Левину, потому что он был одним из лидеров переговорной группы, и потому, что столкновение с премьер-министром может быть воспринято негативно [в «Ликуде»].

Более того, Шнайдер рассказала о жестокой конкуренции, которая в настоящее время ведется между министрами Мири Регев и Амиром Оханой, которые оба стремятся получить портфель управления внутренней безопасности, но решение еще не принято...