Бецалель Смотрич:
Осло-3 или суверенитет? Всё зависит от нас!

Опасность создания «палестинского государства» требует принятия нами только части плана Трампа, которая говорит о суверенитете

Движение за суверенитет,

Бецалель Смотрич
Бецалель Смотрич
צילום: Hadas Parush/Flash90

Представители Движения за израильский суверенитет в регионе Ие”Ша сообщают о том, что министр транспорта Бецалель Смотрич («Ямина») убежден: отделение добра и зла от «сделке века», представленной президентом США Дональдом Трампом, может быть сделано. Однако, предупреждает он, несмотря на всё хорошее, что в нём есть, есть и «лежащая на пути мина».

В интервью для нового выпуска журнала «Рибонут» («Суверенитет») Смотрич подробно описал свою позицию.

Прежде всего, министр транспорта заговорил о знакомой всем нам предпосылке о твердом отказе палестинской стороны от любого компромисса, как это было не раз выражено в комментариях и публичных заявлениях лидера ПА Махмуда Аббаса.

«Вероятность того, что кто-то с другой стороны придет к принятию [мира с Израилем] вообще и, тем более, на таких условиях, стремится к нулю. Я не думаю, что не произошедшее 70 лет назад, произойдет сейчас, и не верю в то, что ДНК арабов изменится, и они придут к подписанию мирного договора с государством Израиль», - сказал он, в то же время добавив: - «Но мы должны принять такую возможность во внимание при взвешивании фактов и оценке ситуации для максимизации результата».

Переплетая политические и духовные составляющие, Смотрич говорит: «Я размышлял о том, ставит ли нас Всевышний перед [получением нового] опыта – или даёт нам прекрасную возможность. На фоне множества указаний, я думаю, что это – отличная возможность для нас… [президент США Дональд] Трамп поддерживает государство Израиль, с Б-жьей помощью, перевел посольство, признал [нашими] Голанские высоты, признал законность заселения Иудеи и Самарии…».

Однако, отдавая честь действиям президента США, Смотрич предупреждает о значительном ущербе, «прописанном» в мирном плане, о вреде, из-за которого «правительство ни при каких обстоятельствах не должно принимать этот план: принятие каких бы то ни было условий существования «палестинского государства». Ибо мы не принимаём его ни в какой форме, ни при каких обстоятельствах и ни при каких условиях. Земля Израиля – не наша, а принадлежит Всевышнему, и мы не имеем права делить её ни с кем, кто не является частью народа Израиля. Вот почему правительство не должно и не обязано одобрять эту часть «сделки века», и если кто-то поднимет этот вопрос, мы будем сопротивляться изо всех сил, и я уверен, что мы не станем членами такого правительства».

«Именно поэтому, чтобы не допустить возникновения такого риска, мы должны начать с суверенитета. Предполагается, что если процесс суверенитета будет инициирован, у палестинцев не останется никаких шансов [на своё «государство»]. Таким образом, вопрос о том, является ли это планом применения суверенитета – или планом Осло-3, направленным на создание «палестинского государства», является тем вопросом, с которого нужно начать. Поэтому наше требование, адресованное премьер-министру, состоит в том, чтобы применять суверенитет здесь и сейчас, еще до выборов!», - призвал он, добавив, что «именно это будет определять факты на местах, и уменьшит опасность».

«Альтернатива же состоит в том, чтобы упустить очень большую возможность «устроить» поселения намного лучше, с бóльшим признанием, и доказать, что установление фактов на местах является успешным [предприятием] и должно распространиться на [всю] остальную часть территории, а международное признание придет, с Б-жьей помощью, позже», - говорит министр транспорта.

Далее он отверг ощущение того, что американцы требуют одобрения мирного плана в качестве единого целого: «Есть ощущение, что [Джаред] Кушнер пытается отложить создание команды, которая будет составлять карты, чтобы не препятствовать созданию «палестинского государства», но американцы не отказываются от нашего права на суверенитет, не вводя арабов в процесс, и, конечно, не продвигая идею их «государственности». Одним из наиболее важных моментов этого шага является американское понимание того, что Израиль не может быть заложником арабского неповиновения. Вот почему мы уже можем утверждать, что их система находится на нашей стороне».

«Вы должны помнить, что альтернатива состоит в том, чтобы упустить огромную возможность двигаться вперед», - повторил Смотрич, - «поскольку, в конце концов, существует опасение, что эта возможность приведет к проблемным местам, и поэтому мы можем отказаться от неё. Это – неправильный подход. В этом мире мы всегда рискуем. Те, кто не хочет рисковать, будучи травмированными в автомобильной аварии, останутся дома и не сядут в машину […] если бы я думал, что есть большая вероятность, что это приведет к разрушительному результату, тогда мы бы, безусловно, возразили, но это не так. Я и все мы можем получить хорошую вещь на 100% – и на 99,999% избежать плохой вещи. Я хочу, чтобы это было совершенно ясно».

Кроме того, министр Смотрича видит еще один значительный риск, заставляющий его требовать применения суверенитета прямо сейчас – и это возможность создания правительство единства.

«Мы требуем суверенитета прямо сейчас, и я уверен, что [премьер-министр Биньямин] Нетаньяху может это сделать. Он доказал, что отношения Израиля с Трампом и Белым домом сильны, и что он может продвигать вещи, которые ему интересны, такие как [вышеназванные] перемещение посольства, признание Голан и законность поселений. Если он хочет, он может принести понимание американцам и разобраться с этим, применив суверенитет, как я ожидаю, даже без «зеленого света» от американцев. Бегин не ждал «зеленого света», когда применял суверенитет на Голанских высотах, и Леви Эшколь не ждал «зеленого света», когда применял суверенитет к Иерусалиму, как и Бен-Гурион, когда основал государство Израиль не ждал никакого «зеленого света». Нам позволено быть немного грубым и сделать этот шаг без их [США] согласия», - уверенно заявил министр транспорта.

Однако, как указывалось выше, Смотрич обеспокоен возможностью создания правительство единства. «Оправданием для существования такого правительства может быть то, что здесь есть возможность достичь исторического урегулирования [нынешней ситуации], а затем начать не с суверенитета, а с политических переговоров, которые станут лестницей [лидера партии «Кахоль Лаван» Бени] Ганца для «спуска с дерева» отказов. Это было бы очень хорошим вариантом для Нетаньяху, чтобы заполучить к себе левых и СМИ, а затем и судей».

«Это – моё большое беспокойство, и я понимаю, почему он [Нетаньяху] настоял на необходимости приглашения Ганца в Вашингтон – чтобы подготовить почву для создания правительства единства. Это – очень опасная вещь, и для того, чтобы противодействовать ей, у правых должно быть 61 мандат, означает, что «Ямина» будет большой и сильной партией, поскольку она – единственная, кто выступает полностью против создания «палестинского государства», но в основном мы хотим суверенитета здесь и сейчас, даже до того, как начнутся выборы, чтобы убедиться, что это – процесс принятия суверенитета, а не переговорный процесс», - указал он.

Под конец своего пространного интервью, говоря о Нетаньяху, Смотрич отметил, что тот не произнес фразу «палестинское государство», и отметил, что «единственной проблемной фразой, которую он произнес, было признание «стремления арабов к самоопределению». Я нахожу это проблематичным, но не новым. Нетаньяху хотел бы, чтобы план был написан «для обоих сторон». Он говорил о том, что не хочет править с чужой страной, и выступил с [памятной] речью в Бар-Илане».

«Он – сторонник безопасности и опирается на демилитаризованное « [палестинское] государство», что, конечно, является фикцией, потому что никто не будет диктовать суверенному государству, что делать, а чего не делать. Нетаньяху хочет контроля над долиной реки Иордан, «демилитаризованного государства» и т.д., но у него нет проблем с суверенитетом и «самоопределением». Это – не так уж и ново, он сказал это в речи в Бар-Илан, в Кнессете и во многих других местах. Таким образом, единственная партия, которая отрицает любую форму арабской «государственности», является «Ямина». Самое большее, что мы можем позволить – так это говорить о муниципальном управлении. Вот почему для нас важно быть сильными, тогда мы остановим это».