Матан Кахане:
«У нас больше того, что объединяет, чем разделяет»

«Наша мечта была возглавить религиозно-светскую партию. И мы поняли, что по отдельности не перешагнем электоральный барьер»

Йоссеф Йак,

Матан Кахане
Матан Кахане
צילום: חזקי ברוך

Депутат Кнессета Матан Кахане («Ямина») отреагировал в эфире радиостанции 103FM на объединение партий «Ха-Ямин Ха-Хадаш», «Ихуд Леуми» и «Бейт ха-Иегуди».

Вы пошли в политику, чтобы представить другую, либеральную правую точку зрения, чем та, которую представили нам «на столе»?

«Верно. Наша мечта состояла в том, чтобы возглавить религиозную и светскую партию. Это – то, что мы хотели сделать. В конце концов, политика – это, возможно, искусство, и мы поняли, что если мы пойдем [на выборы] по отдельности, мы не сможем преодолеть электоральный барьер».

Вы живете в мире с присутствием ультраортодоксальных партий? Полагаю, вас, к примеру, не устраивали заявления раввина Рафи Переца в «Едиот Ахронот», направленные против сообщества ЛГБТ?

«Харедим – наши братья во всём. Удовлетворен ли я всеми комментариями, сделанными каждым участником списка? Вовсе нет, но на этот раз мы баллотируемся вместе, потому, что у нас есть больше того, что объединяет, чем разделяет».

Как вы собираетесь справиться с этим после выборов?

«В настоящее время мы баллотируемся вместе, и наша цель состоит в том, чтобы собрать как можно больше мест. После выборов каждый в праве продвигать свою повестку дня. Но в вопросе либеральной, свободной экономики мы думаем одинаково».

[Премьер-министр Биньямин] Нетаньяху серьензно опережает вас. Где вы собираетесь набрать больше голосов?

«Если Нетаньяху совершит ту же ошибку [что и раньше], блок будет только уменьшаться. Сегодня все понимают, что большая партия не имеет никакого смысла».

Это – при условии, что политическая карта не изменится. Будете ли вы сидеть в коалиции с Бени Ганцем и Яиром Лапидом?

«Мы будем заседать либо в правом правительстве – либо в правительстве широкого единства со всем правым блоком. Мы будем действовать ответственно, если мы столкнемся с теми же политическими препонами, с которым сталкивались до сих пор».

Почему бы не настаивать на включении Бен-Гвира в список?

«Картина в его гостиной представляет собой не только картину. Она олицетворяет его образ жизни. Те, кто представляет Меира Кахане, не представляют правого государства. Мы – правое государство, которое хочет объединиться, и оно не подходит наследникам Меира Кахане…».