Майк Помпео:
Ликвидация Сулеймани – начало новой политики США

«Гибель иранского генерала является частью политики, направленной на отражение агрессии и восстановление силы сдерживания»

Йоссеф Йак,

Майк Помпео
Майк Помпео
Reuters

По словам госсекретаря США Майка Помпео, целенаправленная ликвидация генерала Касема Сулеймани, командующего «Силами Кудс», была не просто ответном на нападение на американских силы в ближневосточном регионе, но представляет собой начало более масштабного сдвига в политике США по отношению к Исламской республике.

Выступая в Институте Гувера, аналитическом центре, расположенном в Стэнфорде, Помпео изложил доводы администрации в пользу ликвидации Сулеймани.

Прежде всего он упомянул об ответственности Сулеймани, как руководителя корпуса Революционной гвардии, за организацию нападений, в результате которых погибли около 600 американских солдат, большинство из которых находились в Ираке. Далее госсекретарь сравнил Сулеймани с главой «Аль-Каиды» Усамой Бен Ладеном, который был убит в ходе операции американского спецназа в 2011 году.

«Нет террориста, кроме Усамы бен Ладена, у которого на руках было бы больше американской крови, чем у Касема Сулеймани. Он убил 600 американских патриотов. Я лично знал некоторых из этих молодых людей. Он является руководителем последних нападений на наши силы в Ираке, включая смертоносное ракетное нападение проиранских ополченцев на базу, где размещаются американские силы в декабре прошлого года, и последующее нападение на посольство США в Багдаде», - перечислил он.

«Однако, ликвидация Сулеймани не является отдельным актом», - подчеркнул Помпео, заявив, что администрация предприняла попытку «восстановить силы сдерживания» по отношению к Ирану, и подверг критике предыдущих хозяев Белого дома за то, что они «никогда не предпринимают достаточно мощых и эффективных действий против Ирана».

«Я хочу изложить это в контексте того, что мы пытались сделать. Для этого есть более масштабная стратегия. Президент [США Дональд] Трамп и те из нас, кто входит в его команду по национальной безопасности, восстанавливают сдерживание – реальное сдерживание – против Исламской республики. В стратегическом плане это просто означает убеждение другой стороны в том, что затраты на конкретное [негативное по отношению к нам] поведение превысят выгоды, получаемые от этого. Ваш противник должен понимать, что вы на самом деле готовы действовать против него», - указал Помпео.

«Будем честны: в течение десятилетий администрации США от обеих политических партий никогда не делали достаточно против Ирана, чтобы получить сдерживание, необходимое для обеспечения безопасности всех нас. «Ядерная сделка» лишь усугубила ситуацию. Это позволило режиму аятолл создать себе капитал. Это открыло потоки доходов для аятолл, направленные на создание шиитских ополчений – тех самых боевиков, которые убили американца, и представляли огромную опасность для нашего посольства в Багдаде».

Комментарии Помпео по поводу ликвидации Сулеймани прозвучали в тот же день, что и заявление генерального прокурора США Уильяма Бара о том, что президент Дональд Трамп провел консультации с представителями министерства юстиции прежде чем отдал приказ нанести удар по командующему «Силами Кудс».

«Сулеймани был легитимной военной целью, а его ликвидация – законным актом самообороны», - сказал Барр американским журналистам, добавив, что «президент явно имел полномочия действовать так, как он поступил ... У нас была ситуация, когда иранцы уже начали серию насильственных действий, предпринятых против наших союзников, против американского народа, наших войск, с явной целью изгнать нас с Ближнего Востока».

Вместе с тем, он отказался сообщить, когда с министерством юстиции впервые были проведены консультации по поводу это операции.