Бывший премьер-министр:
Есть ли опасность для Израиля? Не это главная цель Ирана

«Этот человек абсолютно непредсказуем, и иранцы – мастера в оценке врагов, – испытывают трудности с ним»

Йоссеф Йак,

Эхуд Барак
Эхуд Барак
Flash 90

Бывший премьер-министр, бывший же министр обороны, а ныне – лидер «Демократического лагеря» Эхуд Барак рассказал в эфире радиостанции Галей ЦАХАЛ о своём отношении к президенту США Дональду Трампу и к иранцам, о том, как он объясняет расхождения во взглядах на президента США, и о причинах, по которым верит, что Иран не заинтересован в войне против Израиля.

Отвечая на просьбу корреспондента объяснить одновременно существующую популярность Трампа и оппозицию к нему, Барак признался в том, что не может этого объяснить: «Я смотрю со стороны, как и вы, но мы говорим о человеке с жизненным опытом, благодаря которому он стал президентом Соединенных Штатов. У него [Трампа] есть некоторые таланты, и в мире, где политика стала своего рода продолжением реалити-шоу, он делал реалити-шоу, которое было довольно успешным. Он определенно сообразителен, и действует неожиданным образом, его метод нельзя назвать системным», - после чего привел в пример письмо, информирующее иракское правительство о выводе войск коалиции.

«Это было странно. Если такое случится с каким-то региональным командующим ЦАХАЛ, то скажут, что он непригоден для своей должности, но в Америке это происходит. Одним из преимуществ его операции с [ликвидацией иранского генерала Касема] Сулеймани было то, что она действительно делает мир более безопасным в долгосрочной перспективе, но одновременно и менее стабильным в краткосрочной перспективе. Трамп – человек абсолютно непредсказуемый, и иранцы, являющиеся мастерам, когда речь идет об оценке врага, испытывающего трудности с ним», - добавил он.

На вопрос о том, удивила ли его ликвидация Сулеймани, Барак уклончиво ответил, что, по его мнению, «это было правильным решением», - а потом все-таки признал, что был удивлен решением Трампа: «Да, это меня удивило. Я думаю, что это удивило всех. Если бы вы спросили его неделю назад, он бы не знал, что сделает это. Но Трамп – человек, которому дано, и я не хочу притворяться, будто мы можем решить, как ему лучше поступать в зависимости от того, как нам нравится. Он такой, какой есть, и будет оставаться таким, имея все преимущества и недостатки. В конце концов, он – президент США, а не наш президент. В ближайшие месяцы Ближний Восток станет неспокойным местом, ибо, без сомнения, что иранцы будут использовать всю свою силу, чтобы аннулировать последствия ликвидации [Сулеймани]».

Поясняя по просьбе корреспондента свою мысль, бывший премьер-министр сказал, что «это будет означать опасность возникновения войны между Соединенными Штатами и Ираном. Аятолла понимает, что тотальная война с Соединенными Штатами будет означать конец его правления, ибо США неизмеримо сильнее Ирана, и если их заставить, у них не будет выбора, кроме как бороться изо всех сил...».

Возвращаясь к просочившемуся в СМИ проекту, предвещающему вывод войск США из Ирака, корреспондент спросил Барака о том, может ли такое произойти в ближайшие недели или месяцы? На это он ответил отрицательно: «Надеюсь, что нет, но это невозможно узнать. Это письмо не появилось из ниоткуда. Оно отражает глубокое измерение воли Трампа. Он сделал это в Сирии, теперь он сделал еще одну, гораздо более тяжелую по значимости попытку, но, с другой стороны, он говорит американскому народу: «Я собираюсь положить конец всем этим ненужным войнам, которые могут затянуться на десятки лет на Ближнем Востоке с участием США». Поэтому не исключено, что Трамп обменяется некоторыми перестрелками с иранцами, и на каком-то этапе, когда перестрелки станут достаточно серьезными, однажды вы проснетесь и узнаете, что Трамп приказал американским силам уйти. И когда его спросят: «Подождите, а как же борьба?», – он может честно ответить: «В прошлом мы передали полтриллиона – 500 миллиардов долларов – военной помощи Израилю, Саудовской Аравии, государствам Персидского залива, Египту и всем остальным. Они – наши союзники, но пусть решают свои проблемы сами». Союзникам Америки на Ближнем Востоке не особенно нравится такое уравнение».

Наконец, отвечая на вопрос о том, есть ли опасность, что Иран будет использовать своих сателлитов против Израиля? – Барак снова проявил осторожность, говоря: «Все возможно, и мы должны быть начеку, как в разведке, так и в оперативном плане, но я не думаю, что это – главная цель Ирана. Иран, может быть, и хотел бы принести свою агрессию на Ближний Восток, направленную против Израиля, Саудовской Аравии или стран Персидского залива, но истина в том, что Иран боится напрямую противостоять США...».