Гидеон Саар:
«Если бы я не верил в победу – я бы не участвовал в выборах»

Бывший министр выразил своё отношение к инициативе Нетаньяху о проведении прямых выборов: «Это непрактичная идея»

Йоссеф Йак,

Гидеон Саар
Гидеон Саар
צילום: Yossi Zeliger/Flash90

Вчера, 8 декабря, бывший министр, депутат Кнессета Гидеон Саар («Ликуд») выступил в эфире радиостанции 103FM, отреагировав на предложения премьер-министра Биньямина Нетаньяху о прямых выборах между ним и лидером партии «Кахоль Лаван» Бени Ганцем.

В ходе своего интервью, Саар рассказал, каким будет первый закон, который он примет, если его изберут лидером «Ликуда» и премьер-министром: «Я ограничу каденцию главы правительства двумя сроками».

Как насчет эвакуации Хан аль-Ахмара?
«Это занимает первое место в списке [приоритетов] по Иудее и Самарии. Там есть чем заняться. Другим важным вопросом является прекращение захвата палестинцами земель в «зоне С» с целью превращения наших общин в острова на палестинской территории. Эвакуация Хана аль-Ахмара – это только часть решения».

Так почему Нетаньяху не эвакуирует Хан аль-Ахмар?
«Спросите об этом самого Нетаньяху. Я не уверен, что могу представлять его позицию. Нам еще многое предстоит сделать для укрепления нашей позиции в Ие”Ша».

Что мешало Нетаньяху аннексировать долину реки Иордан?
«В эпоху [правления президентов США] Клинтона или Обамы это было невозможно, это было неосуществимо. Нам нужна международная и американская поддержка. Нет сомнений в том, что премьер-министр приложил руку к значительным достижениям, которые мы достигли за время президентства [Дональда] Трампа, но есть то, что мы еще можем и что должны сделать. Эвакуация Хан аль-Ахмара не позволит палестинцам взять под свой контроль «зону С», которая находится в наших руках».

Говоря лично о Нетаньяху, Саар указал на то, что «сегодня нет политика с бóльшим количеством журналистов, которые повторяют его слова. Он оказывает наибольшее влияние на израильские СМИ по сравнению с любым другим политиком. Я, кстати, голосовал против размежевания, в то время как Нетаньяху проголосовал за. Мой отчет ясен и полон с точки зрения поддержки поселений».

Когда Нетаньяху говорил о создании «палестинского государства» в своей речи в Бар-Илане, Вы не призывали его уйти в отставку.
«Когда разразилась «арабская весна», я призвал к тому, чтобы слова, произнесённые в ходе речи в Бар-Илане были «взяты назад». Вскоре после этого обстоятельства, которые заставили его произнести эту речь, они стали неактуальными».

Каково Ваше мнение о предложении Нетаньяху пойти на прямые выборы между ним и Бени Ганцем?
«Я думаю, что это непрактичная идея. Когда вы слышите представителей фракций, становится ясно, что в Кнессете нет большинства, и для этого нет никакой возможности. В конце концов, мы остаемся в парламентском режиме, и коалиция нуждается в том, чтобы быть сформированной. Если вы не сделали того, для чего были избраны, вы должны уйти в отставку, потому что у вас нет большинства в Кнессете».

Каково Ваше промежуточное резюме того, как Вы бросили вызов руководству Биньямина Нетаньяху?
«Я подведу итоги в конце. Я рад, что есть члены фракции, которые находятся на моей стороне, и убежден и знаю, что их число увеличится. В «Ликуде» у меня есть большая поддержка. Я – в мире с собой, потому что я поступил правильно».

Как вы думаете, под обвинительным приговором премьер-министр может баллотироваться на следующих выборах?
«Закон допускает это. Это – не причина, по которой я сам решил баллотироваться. Очевидно, это проблематично и сложно, но закон устанавливает баланс. Проблема не только правовая, но и политическая. Уже год, как премьер-министр не может сформировать правительство, хотя национальный лагерь имеет большинство в Кнессете».

Как вы противостоите темной волне атак против вас?

«Я твердо стою на ногах. Совершенно ясно, откуда происходят все нападки на меня. Дискурс должен быть другим».

Как вы нарушите статистику о том, что никто никогда не побеждал действующего премьер-министра из «Ликуда»?
«Я просто получу больше голосов, чем другие».

Сила Нетаньяху не может быть проигнорирована. Вы верите, что можете победить?
«Если бы я не верил, что смогу победить – я бы не участвовал в выборах. Это сложно, но не невозможно».