Скорбящий отец:
Сегодня убийства евреев является выгодным делом

Герцль Хаджадж призывает: совершившие нападение террористы должны быть «поражены так сильно, что вернутся в каменный век»

Йоссеф Йак,

Герцль Хаджадж
Герцль Хаджадж
צילום: אלירן אהרון

Герцль Хаджадж, отец лейтенанта Шир Хаджадж (הי"ד), погибшей в результате теракта в иерусалимском районе Армон ха-Нацив, поддержал замечания отца Двира Сорека, который сказал, что снос домов убийц его сына произведен слишком поздно и причинил только вред израильскому фактору сдерживания.

«Я являюсь частью форума «Выбор жизни», объединяющий семьи, чьи родные и близкие погибли от рук террористов. Мы предложили комплекс мер по [восстановлению и усилению] фактора сдерживания, где разрушение дома является одним из двенадцати шагов, которые следует предпринять. Когда вы ждете сноса в течение одного, двух или трех месяцев, – это все ещё правильный шаг, но вы теряете бóльшую часть сдерживающего эффекта», - сказал он в интервью корреспонденту 7 канала, призвав государство Израиль к более решительным действиям против терроризма.

«Должен применяться комплекс мер сдерживания, которые обрушиваются на террориста сразу после нападения, чтобы потенциальные террористы осознали: если они совершат нападение – они будут поражены так сильно, что сами и их семья вернутся в каменный век. [Но] сегодня они получают «зарплату», изнеженные условия [содержания в тюрьмах]. Грустно это говорить, но сегодня убийства евреев – выгодное дело», - указал он.

По словам Хаджаджа, Израиль позволяет иностранным сторонам вмешиваться в свои дела, когда речь идет о террористической деятельности. «Военные и правительственные системы сдерживаются вмешательствами Верховного суда и Евросоюза, который [в основном] финансирует защиту террористов. Только один ЕС тратит на это около 60 миллионов шекелей в год, – причем, треть этой суммы идет трем организациям, которые защищают террористов в судах. Израиль не хочет ссориться с ЕС и позволяет ему делать, что он хочет в нашей стране. Это – безумие, я не знаю ни одной страны в мире, которая бы так боялась отношения к себе других стран. Поэтому террористы защищены, а нас убивают на улицах [наших городов]».

Он также сказал, что заявление министра обороны Нафтали Беннета о значительном изменении позиции в отношении возвращения тел террористов является позитивным.

«На наш взгляд, прекрасно, что министр обороны сделал этот шаг. Мейрав и я после нападения, в ходе которого была убита Шира, решили, что не были готовы к тому, чтобы семья террориста получила тело [убийцы]. Мы связались с министром [Гиладом] Эрданом, направив ему письмо с просьбой не возвращать тело, и он действительно отнесся к этому серьезно, и вместе с [тогдашним министром обороны Авигдором] Либерманом решили не возвращаться тело. До этого министр [Моше (Буги)] Яалон должен был вернуть тело в течение дня или двух», - вспоминает он.

«Но потом снова пришли деньги из Европы, они [родители террориста] обратились в Верховный суд, и было решено, что ни одно тело не должно остаться у нас. Государство подало апелляцию, семья Голдин оказалась в поле зрения, и Верховный суд отменил одно решение – и вынес другое: Израиль может только держать тела террористов ХАМАС. Я надеюсь, что министр Беннет преуспеет и не отменит свое решение», - заключил Хаджадж.

Полностью интервью с Герцлем Хаджаджем можно прослушать, перейдя по этой ссылке.