Как Путин повесил Макрону лапшу на уши про украинские корабли

Президент России Владимир Путин держит в дураках президента Франции Эммануэля Макрона

Ян Голд,

Президент Франции Эммануэль Макрон
Президент Франции Эммануэль Макрон
Reuters

Как уже писал 7 канал, во вторник, 18 ноября, состоялся телефонный разговор между президентом России Владимиром Путиным и президентом Франции Эмманулем Макроном. В этом разговоре Путин проинформировал президента Франции о состоявшейся сегодня в акватории Чёрного моря передаче украинским представителям «трёх военных кораблей, которые были задействованы в провокации в районе Керченского пролива».

Речь же, на самом деле, идет о возвращении Россией Украине по решению Международного трибунала по морскому праву трех кораблей, которые шли из украинского порта Одесса в украинский порт Мариуполь и были захвачены российскими военными в результате прямой военной агрессии.

Украинский публицист, писатель и телеведущий Виталий Портников в своем авторском материале изданию «Белсат» разъяснил, почему, на самом деле, Россия именно сейчас наконец-то отдала Украине захваченные корабли.

Вот, что написал Портников:

«Министерство иностранных дел Российской Федерации заявило о возвращении Украине трёх военных кораблей, которые были захвачены во время нападения российских пограничников на украинских моряков в Керченском проливе. Официально это объясняется тем, что Россия завершила необходимые следственные действия в отношении кораблей и их нахождение на территории России не требуется.

Ранее Москва требовала от Киева в качестве официального условия возвращения кораблей согласия с их доступностью для российских следователей в качестве «вещественного доказательства» украинского «преступления». Однако, как видим, возвратила без выполнения этого условия – корабли просто больше не нужны. Как и моряки. А почему?

Вовсе не потому, что Москва таким образом хочет «наградить» украинского президента Владимира Зеленского за хорошее поведение и стремление не вступать в конфронтацию с Россией. И не потому, что в Кремле хотят создать конструктивную атмосферу накануне проведения «нормандского саммита», дату которого (9 декабря) сегодня подтвердили уже и в российской столице.

А потому, что уже в четверг, 21 ноября, в Гааге пройдут первые слушания арбитражного трибунала по делу о нарушении иммунитета украинских кораблей и членов их экипажей и о нарушении Конвенции ООН по морскому праву.

Именно для обеспечения работы этого арбитража Международный трибунал по морскому праву 25 мая потребовал от России возвратить корабли и моряков. Никакой реальной возможности проигнорировать это требование у Кремля не было, так как это было бы чревато ухудшением позиций России на арбитраже и возможностью очень серьезных санкций, так как неуважение к трибуналу и его решениям было бы зафиксировано еще до начала слушаний.

В России тянули с возвращением кораблей, сколько могли. Но принципиально важным было оформить процедуру этого возвращения до начала слушаний, чтобы ни украинская сторона, ни сам арбитраж не могли предъявить к России новых претензий. То же самое касается и освобождения членов экипажей – только в этом случае оно было закамуфлировано под обмен.

Да, Владимир Путин возвратил бы украинских моряков без всякого обмена – вероятно, именно сейчас, а не тогда, когда это освобождение состоялось.

Но российский президент решил использовать политический цейтнот, в котором оказался его украинский коллега, для того, чтобы выдать исполнение решений трибунала за двустороннюю договоренность между Россией и Украиной.

К тому же на момент освобождения моряков перед Путиным стояла и другая, куда более важная цель – добиться от Украины выдачи Владимира Цемаха, одного из самых важных свидетелей по делу об уничтожении малайзийского пассажирского «Боинга» в 2014 году и оградить себя и своих сотрудников от опасных показаний на суде в той же Гааге – только другом.

То, что украинской стороне, несмотря на стремление президента Зеленского как можно быстрее продемонстрировать избирателям своё умение договариваться с Кремлём, удалось добиться освобождения не только экипажей военно-морских судов, но и других украинских политических заключённых, в том числе и легендарного Олега Сенцова – уже большое достижение.

Но это достижение, однако, не отменяет очевидного факта: там, где Россия не может игнорировать международное право, она вынуждена придерживаться его норм.

Передача украинских кораблей стала тому наглядным подтверждением».