Амир Перец:
Перестаньте говорить с ХАМАС – и начните говорить с Аббасом

Председатель «Аводы» призывает к дипломатическому урегулированию ситуации в секторе Газы: «Изменить реальность, а не принять её»

Йоссеф Йак,

Амир Перец
Амир Перец
צילום: קובי ריכטר/TPS

Вчера, 3 ноября, председатель политического альянса «Авода»-«Гешер» Амир Перец выступил в эфире радиостанции 103FM, рассказав о напряженности в приграничье с сектором Газы, а также ответил на решение не приглашать его выступать на митинге памяти покойного премьер-министра Ицхака Рабина.

Как прошли выходные в Сдероте?

«Если бы был принят политический процесс в духе военной операции, я бы его рассмотрел и даже поддержал. Тот факт, что в секторе Газы существует постоянный конфликт, делает ненужной дипломатическую необходимость участия в Иудее и Самарии. Но пока эта дымовая завеса существует, никто не требует, чтобы что-то было сделано с Иудеей и Самарией».

Мы покинули Газу в дни Рабина. Может быть, это – оставленное нам его наследство?

«Ракеты из Газы начали падать в 2001 году, а не в 2005 году. ЦАХАЛ находились на земле, а поселенцы находились в своих общинах, но не смогли предотвратить ракетные обстрелы Сдерота. Я живу там. Вопрос о количестве – это вопрос денег и о том, кто вас поддерживает. Если бы был политический ход, ситуацию можно было бы урегулировать. Здесь мы просто измотаны. Сначала мы обвинили ХАМАС, затем «Исламский джихад», а теперь – какого-то командира-одиночку. Вернемся к разговору с Абу Мазеном [председателем ПА Махмудом Аббасом] Мы примирились с тем фактом, что решения не существует и что ответом является тупик. Роль правительства состоит в том, чтобы изменить реальность, а не принять её. Я не принимаю тот факт, что нет решения, и что это – предопределение».

Вы были на митинге в память о Рабине, но не выступали. Вчера была попытка «короновать» Ганца как преемника Рабина. Устраивает ли это Вас?

«Всем ясно, что Рабин был убит как председатель партии «Авода», и ответственность за его «династию» лежит на мне. Действия, которые мы провели на площади, и мой призыв ко всей общественности свидетельствуют о том, что действительно имеет значение: укрепить память о Рабине и говорить о его наследии, – в том числе, о «соглашении Осло». Интересно, почему израильские правительства, если они считают, что это так ужасно, не отменяют соглашение? Это соглашение имеет такое важное влияние на защиту израильских граждан. Израильское правительство с треском провалилось и довело нас до состояния согласия с ситуацией в секторе Газы».