Почему Израиль вернул тело террориста?

Координатор по делам пленных и пропавших без вести объясняет, почему Израиль вернул тело террориста – вопреки решению Кабмина?

Йоссеф Йак,

Ярон Блум
Ярон Блум
צילום: Yonatan Sindel/Flash90

Этим утром, 3 ноября, Ярон Блум, правительственный координатор по делам заключенных и пропавших без вести, отреагировал на заявления семьи Голдин, сделанных после передачи тела террориста Амиада Халила Ибрагима в Газу – вопреки решению военно-политического кабинета министров.

«Молодой араб, чье тело было возвращено в Газу, не является активистом ХАМАС и не соответствует параметрам, по которым мы можем оставить его останки у себя. У нас есть десятки других тел», - сказал он в интервью корреспонденту Решет Бет.

Комментируя заявление Лии Голдин в том, что он постоянно лжет семьям пленников, захваченных боевиками палестинской террористической группировки ХАМАС, Блум ответил: «Я не намерен противостоять семьям, я понимаю их боль. Семья Голдин получила подробные ответы. Я сожалею о её заявлениях».

Он также дал понять, что государство Израиль работает над тем, чтобы добиться соглашения об освобождении пленников и пропавших без вести лиц: «Мы работаем сразу на нескольких уровнях. Трудно расширить сферу в этом вопросе. ХАМАС знает, что это за уровни».

«Мы прилагаем все усилия, чтобы достичь состояния [хотя бы] косвенной дискуссии и переговоров между Израилем и ХАМАС, цель которых – вернуть пленников и пропавших без вести из сектора Газы. В этом направлении есть [определенный] прогресс, мы работаем вместе, синхронизируя свои усилия, чтобы попытаться заключить сделку, которая освободит пленников и пропавших без вести», - уточнил Блум.

Однако, по его словам, переговоры далеки от стадии проведения: «Я думаю, что мы делаем шаги в этом [правильном] направлении. ХАМАС еще не созрел [для сделки], и между их многочисленными требованиями и тем, что государство Израиль будет готово дать, существует очень большой разрыв, но мы определенно находимся в процессе».

«К сожалению, ХАМАС пока не понимает, что кое-что изменилось и в израильской общественности, и я считаю, что «сделка Шалита» больше не повторится», - пояснил правительственный координатор по делам заключенных и пропавших без вести.