Эфраим Кам:
«Иранский фронт против Израиля – от Ливана до Сирии»

Предпринимая ряд гражданских и военных мер, Иран укрепляет свои позиции в Сирии. Одна из его главных целей – давление на Израиль

Йоссеф Йак,

Израильско-сирийская граница. Иллюстрация
Израильско-сирийская граница. Иллюстрация
צילום: יצחק הררי. פלאש 90

В статье, опубликованной Институтом исследований национальной безопасности, заместитель начальника Института, полковник разведки (рез.) Эфраим Кам рассказывает о шагах, предпринимаемых Ираном для укрепления своей позиции в Сирии, подчеркивая, что одной из главных целей этих шагов является оказание значительного давления на Израиль.

«Иран стремится использовать своё присутствие в Сирии для усиления угрозы Израилю, задействовав [ливанскую шиитскую террористическую группировку] «Хизбалла» и другие шиитские ополчения, расширяя фронт против Израиля от Ливана до Сирии», - пишет Кам.

«Одним из наиболее важных шагов в этом отношении, предпринятым Ираном в координации с режимом [президента Сирии Башара] Асада, является расселение шиитских семей в Сирии за счет суннитского населения. Возможность для Ирана сделать этот шаг была обусловлена ​​рядом факторов: единством интересов Асада и Ирана в изменении демографического баланса в Сирии в пользу шиитов, повсеместным разрушением, вызванным гражданской войной, из-за которого наблюдается перемещение миллионов суннитов из их домов, и само по себе присутствие в Сирии иранских и шиитских сил», - перечислил Кам.

По его словам, действия Ирана объединяют военные и гражданские усилия: «Кажется, что иранцы хотят изменить [демографический] баланс в определенных областях и увеличить [удельный] вес шиитского населения. Есть сообщения, что Иран особенно стремиться к перемещению шиитского населения в область между Дамаском и Хомсом, чтобы укрепить занятую иранскими же силами территорию. С этой точки зрения Иран поощряет переселение шиитских семей, а также семей воинов из Революционной гвардии и шиитских ополченцев, расселяя их в Дамаске и восточной Сирии, в районах, откуда бежали сунитские жители».

«Чтобы стимулировать рост шиитского населения в Сирии, Иран обеспечивает его деньгами, едой, гуманитарной помощью, предоставляет ряд бесплатных услуг и бесплатное [же] образование. Иранско-шиитское ополчение захватывает мечети и святые места в городах и центрах в восточной части Сирии и в центре. Иранцы открыли школы, в которых преподают персидский язык, и предлагают стипендии студентам, а также обещают обучение в Иране. Увеличение шиитского населения в Сирии, вероятно, позитивно воспринимается режимом Асада, который, как ожидается, поддержит шиитскую миграцию из Ирана. Более того, некоторые считают, что режим Асада намеренно помогает шиитам обжиться в Сирии путем блокирования возвращения беженцев-сунитов в свои дома…», - добавил он.

«Ближе к началу гражданской войны в Сирии родилась идея создать шиитское ополчение, которое выручило бы Асада из тяжелого положения, но также было бы тесно связано с Ираном. В середине 2012 года Иран помог Асаду создать местные и региональные ополчения. Чтобы связать сирийские ополчения с шиитской военной организацией через иранских советников, спонсируемых «силами Кудс» и КСИР [Корпусом стражей исламской революции], а также подключить к ним ливанскую «Хизбаллу» и иракских ополченцев, Иран предоставил рабочую силу для мобилизации шиитских деревень в Сирии для обучения, оснащения и за все это щедро заплатил. В намерение Ирана входило включение сирийских и иракских шиитов, живущих в Сирии, а также шиитских добровольцев из Ирана, Ирака и Афганистана в сирийскую армию или под командование назначенных полевых командиров», - продолжил Кам.

Говоря конкретно о деятельности «Хизбаллы» в Сирии, Кам пишет, что в первые годы боевики участвовали в военных действиях в Дамаске, Халебе, Каламоне, Тартусе, а также в Хомсе и его окрестностях, и на границе Сирии и Иордании. Все это время Иран поощрял связи и координацию с «Хизбаллой» и, через своё «посредничество», с силами Асада».

«Активация иранских и шиитских сил в Сирии и укрепление «Хизбаллы» в Ливане и Сирии в значительной степени зависят от существования и развития безопасных транспортных маршрутов из Ирана в Ирак и Ливан. Вопрос об этом встал особенно остро в последние годы в связи с гражданской войной в Сирии, продолжающейся деятельностью подразделений «Исламского государства» в Сирии и Ираке, присутствием американских войск на востоке Сирии и, прежде всего, удары с воздуха, наносимые Израилем по объектам иранских и шиитских боевиков в Сирии, а в последнее время и в Ираке. На все этим вызовы Иран отвечает континентальной «осью» через Ирак, Сирию и Ливан, иранской железнодорожной линией, соединяющей Иран, Ирак и Сирию, и иранским присутствием в сирийском порту Латакия», - указал Кам.

Кам отмечает, что «к концу 2019 года, в Альбукамале должен быть открыт сирийско-иракский пограничный переход, который является ключевой точкой сухопутного коридора, прокладываемого Ираном через Ирак, Сирию и Ливан до Средиземного моря. Этот коридор должен позволять быстро переправить боевые единицы и поставки для иранских и шиитских сил в Сирии, но особенно – средства для усиления ливанской «Хизбаллы». Иран никогда не признавал своего намерения создать коридор для военных нужд, но этот вопрос стоит на повестке дня с 2017 года. При этом очевидно, что Иран намерен контролировать коридор через шиитских ополченцев, дислоцированных в его окрестностях».

По словам заместителя начальника Института исследований национальной безопасности, порт Латакия считается иранским форпостом в Сирии: «Иран годами стремился получить прямой доступ к Средиземному морю, строя дополнительный маршрут снабжения по морю, чтобы обеспечить еще один быстрый доступ в Сирию. В 2011 году Иран попросил Сирию предоставить его людям портовые услуги в Тартусе, но Россия, которая уже много лет пользуется этим портом, выступила против этого. После стабилизации режима Асада, иранцы повторили свою просьбу, и в октябре этого года правительство Сирии согласилось передать порт Латакия, расположенный к северу от Тартуса, под управление иранской компании, находящейся под прямым контролем КСИР. На этот раз Россия тоже выступила против иранского присутствия в Латакии, вероятно, из-за близости к российской военно-морской базе в Тартусе и российской авиабазе, но на этот раз режим Асада пошел наперекор требованиям Москвы».

«Строительство иранского форпоста в порту Латакии является важным событием, поскольку оно объединяет усилия Ирана по соединению Персидского залива и западного Ирана со Средиземным морем через железную дорогу и внутренний коридор, хотя иранские официальные лица утверждают, что порт Латакия будет использоваться [только] для перекачки иранской нефти в средиземноморские порты. Однако очевидно, что это является маскировкой для главной цели – создания еще одной оси для доставки оружия «Хизбалле» и иранским и шиитским силам по морю, а также для поддержания иранского присутствия в Средиземном море», - указал Кам.