Эксклюзив
Гринблатт – 7 каналу: «Сделка века» – реалистична

Уходящий посланник США подводит итоги работы и обсуждает мирный план: «Никто не может выдвинуть план, который все примут»

Йоссеф Йак,

Джейсон Гринблатт
Джейсон Гринблатт
צילום: אסתי דזיובוב/TPS

Корреспондент 7 канала побеседовал с Джейсоном Гринблаттом, бывшим посланником президента США на Ближнем Востоке, который обсудил ожидаемую «сделку века» и подвел итоги своей работы.

Что вы можете сказать нам на данном этапе о мирном плане? Когда он будет опубликован?

Не так много может рассказать наша команда о нашем видении мира, пока он [мирный план] не будет официально опубликован – а это случится, как мы всегда говорили, когда наступит подходящее время. Большинство людей, которые понимают сложность конфликта, знают, что только реалистичное решение имеет шанс покончить с ним. Мы надеемся, что наше видение может способствовать делу мира и объединить людей, чтобы начать продуктивную, реалистичную дискуссию, даже если она не будет принята немедленно. Однако, важно помнить, что никто не может навязать это видение кому-либо. Когда план будет опубликован, обе стороны будут решать, как действовать дальше. Мы надеемся, что обе стороны внимательно его прочитают и не станут принимать поспешных решений. Мы полностью готовы к критике с обеих сторон. Никто не может выдвинуть план, который все примут. Но мы считаем, что наш план – реалистичный и осуществимый, который может значительно улучшить жизнь миллионов людей.

Каково ваше послание израильтянам, которые опасаются, что в план будут включены требования о земле Израиля, – особенно после того, как они увидели карту, представленную во время выборов кандидатами от «Ямины»?

Я не знаю, где «Ямина» взяла эту карту. Я никогда не видел эту карту. Я думаю, что они, возможно, сами разработали эту карту, основываясь на том, как понимали различные сообщения, имеющиеся о [нашем] мирном плане. Как я сказал в своём выступлении 23 июля в Совете Безопасности ООН, многие участники этого конфликта продолжают пересматривать события 1967 года, когда Израиль героически действовал, чтобы защитить себя от угрозы самому его существованию. И израильтяне и палестинцы утверждают, что претендуют на определенную землю. Спор из-за территории – это вопрос, который может быть решен только в контексте прямых переговоров между сторонами, а не путем традиционных фраз об этом конфликте, которые ни к чему не привели, как и сам конфликт. Те, кто использовал термин «оккупация» для критики Израиля, ничего не делают для содействия разрешению этого конфликта. Фактически они сильно подрывают шансы на мир и улучшение жизни палестинцев и израильтян. Я предпочитаю термин «кварталы и города», чтобы описать то, что другие называют «поселениями». Использование термина «поселения» носит чисто политический характер и игнорирует реальность того, чем они на самом деле являются.

Верите ли вы, что палестинцы будут сотрудничать? Похоже, они решительно настроены против любого шага США – как мы видели в отношении конференции в Бахрейне?

Мы надеемся, что палестинский народ поймет, что мы пытались создать для него в этом видении, и увидят множество значительных выгод. Мы хотим предоставить им возможность процветать. Представленная нами в Бахрейне концепция «Мир во имя процветания» была разработана для того, чтобы наметить инвестиции, необходимые для того, чтобы заложить основу для устойчивого экономического роста в случае достижения всеобъемлющего мирного соглашения. Это – не взятка, дающаяся, чтобы заставить палестинцев отказаться от своих политических устремлений. Скорее, это видение того, чего мы могли бы достичь вместе в случае принятия мирного соглашения. Однако вместо того, чтобы воспользоваться этой возможностью, палестинское руководство бойкотировало саммит в Бахрейне и даже зашло так далеко, что арестовало своих же людей за участие в нём. Мы надеялись, что палестинское руководство сделает ответственное дело – посетит саммит и примет озабоченность экономическим видением. Вместо этого они решили бойкотировать. Как это помогает палестинцам? И, тем не менее, они в полную силу явились на донорскую конференцию AHLC в кулуарах Генеральной Ассамблеи ООН несколько недель назад. Когда дело доходит до обсуждения помощи, в отличие от инвестиций, они готовы это обсуждать. Но полагаться на постоянную донорскую помощь – это не способ строить будущее. В какой-то момент страны-доноры устанут от этого бесконечного цикла помощи. Я надеюсь, что палестинское руководство принимают это во внимание.

Как вы оцениваете свою работу в качестве посланника, и что вы узнали о ситуации, находясь на местах?

Мне повезло, что я провел бесчисленные откровенные беседы с израильтянами, палестинцами и региональными лидерами. После объявления о том, что я уйду в отставку, я получил множество трогательных сообщений от палестинцев, с которыми я встречался несколько раз за последние два с половиной года. Они благодарили меня за все, что мы сделали вместе, чтобы улучшить их жизнь, и за наши попытки принести мир. Oни могут не соглашаться с некоторыми (или, в некоторых случаях, со всеми) нашими политиками, но выразили нам глубокую благодарность за попытку. Это то, что позволяет мне верить, что есть надежда, что наше видение будет успешным. Если этого не произойдет, то я надеюсь, что в ближайшие годы, при жизни моих детей, мы, наконец, сможем сделать это.

Почему вы решили уйти?

Я и моя семья долго обдумывали это решение, так как изначально собирались служить в Белом доме около двух лет. Однако мне, в Вашингтоне, и моей семьей очень трудно разлучаться на всю неделю. В какой-то момент я знал, что мне нужно начать выход, и поэтому я ухожу. Это не было внезапным решением. В число моих основных обязанностей входило изучение конфликта, составление видения вместе с моими коллегами, просвещение людей о конфликте и изменение дискуссии, которая была для нас огромным приоритетом. Сейчас мы изучили конфликт и завершили наше видение мира. Мы также работали и достигли значительных результатов, связывающих Израиль с его соседями. Многое еще предстоит сделать, но большой прогресс был достигнут на этом фронте благодаря руководству президента [США Дональда] Трампа, премьер-министра [Биньямина] Нетаньяху и нескольких лидеров в регионе.