Мать слышала теракт по телефону и стала жертвой

Редкий случай: минобороны признало жертвой мать, сын которой был ранен во время теракта

Марк Штоде,

Место атаки в Беэр-Шеве (архив)
Место атаки в Беэр-Шеве (архив)
צילום: מאיר אבן חיים, פלאש 90

Мать, которая разговаривала по телефону со своим сыном, находившимся в 2015 году на центральной автобусной станции Беер-Шева, когда произошел теракт, была признана министерством обороны жертвой террора, сообщает в воскресенье Walla!.

Когда мать разговаривала с сыном из своего дома, до нее стали доноситься выстрелы и крики, раздававшиеся на заднем плане. По словам адвоката Йоава Альмагора, который представлял мать, телефонная связь между матерью и сыном не была прервана, поскольку сын бежал, чтобы найти укрытие, и во время бегства ему в ногу угодила пуля. Когда он упал, телефон выпал из его руки, но, прежде чем потерять сознание, солдат успел поднять телефон и сказать матери, что он был ранен и вот-вот умрет.

Мать, находившаяся на другом конце лини, страдала от сильных эмоциональных переживаний, услышав об этом инциденте и слова сына. Один из сотрудников службы безопасности, прибывший на место происшествия, поднял трубку с земли и, узнав, что мать находится на другом конце линии, сказал ей, что ее сына эвакуировали для лечения в больницу «Сорока».

Сын, у которого была раздроблена бедренная кость и пуля прострелила, был в срочном порядке прооперирован. В настоящее время он все еще страдает от тяжелой инвалидности, переносит боли и передвигается на инвалидной коляске. Он сам был признан инвалидом и ветераном ЦАХАЛа.

Тем временем после всего пережитого у матери солдата развилось посттравматическое стрессовое расстройство. По словам Альмагора, суды отклонили в прошлом немало подобных исков от жертв посттравмы, которые физически не присутствовали при нападении, несмотря на перенесенную ими эмоциональную травму. Альмагор сказал, что закон гласит, что прямая и фактическая связь между террористическим актом и эмоциональной травмой должна быть доказана.

Однако министерство обороны приняло просьбу матери в порядке исключения, поскольку она слышала, что инцидент произошел в «реальном времени» по телефону - «как будто она физически присутствовала на самом объекте».

Министерство обороны поручило предоставить женщине все необходимые методы лечения от травмы и в ближайшем будущем определит уровень ее инвалидности и пособие, которое она получит от Министерства.