Алекс Дворски:
«Внезапно я услышал три выстрела – и упал на землю»

Он – единственный выживший в результате двойного теракта в Самарии, унесшего жизни Галя Кейдана и раввина Ахиада Эттингера

Йоссеф Йак,

Место теракта на Цомете Ариэль
Место теракта на Цомете Ариэль
צילום: איתן שויבר/TPS

Алекс Дворски, бывший военнослужащий, оказался единственным, кто пережил нападения террористов на мирных израильских граждан, произошедших почти одновременно на Цометах (перекрестках) Ариэль и Гитай-Ависар.

Как известно, в результате терактов были убиты сержант Галь Кейдан (הי"ד) и раввин Ахиад Эттингер (הי"ד).

Получив тяжелое ранение, Дворски долгое время находился на излечении в госпитале, но выздоровел и около двух недель назад, завершив длительный процесс реабилитации, вернулся к себе домой в Ноф ха-Галиль, где почти без посторонней помощи поднимается на ноги.

Теперь у него, по собственным словам, только одна задача: вернуться на перекресток, где его жизнь кардинально изменилась. «Для меня важно замкнуть круг. Я вернусь туда, и тогда смогу оставить позади всё, что было», - в частности, сказал он в интервью корреспонденту газеты «Исраэль Ха-Йом».

По его словам, в тот день, 17 марта, после исхода субботы, Алекс заступил на утреннюю смену. А около 9:45, недалеко от того места, где стоял солдат, произошло нападение.

Террорист Омар Абу Лила, житель деревни Завия, вошел в хозяйственный магазин, купил там нож и направился к «тремпиаде», где в тот момент находились сержант Кейдан и другой солдат…

Несмотря на полученное ранение, Кейдан боролся с террористом, но тому удалось отнять его винтовку М-16, и выстрелить из неё с близкого расстояния. Два солдата, охранявшие другую сторону перекрестка, открыли огонь по террористу, легко ранив его в плечо, но тот продолжал вести огонь по машинам и окружающим гражданским лицам.

Раввин Ахиад Эттингер услышал звуки стрельбы, когда находился в своей машине по пути в Тель-Авив. Он сделал разворот, вышел из машины и начал стрелять в террориста из своего пистолета, но сам получил смертельные огнестрельные ранения.

Омар Абу Лила продолжил свой кровавый путь: он остановил проезжавшую мимо «Хонду», приказал водителю выйти, сел в машину и поехал к перекрестку Гитай-Ависар. Подъезжая, террорист заметил солдат, когда стоявших у бетонного блока и напротив автобусной станции, и открыл огонь по ним через открытое окно автомобиля. После этого он проехал в сторону ближайшей палестинской деревни, где бросил машину.

«Внезапно я услышал три выстрела. В первую секунду я ничего не почувствовал – даже боли, но уже не мог встать на ноги или достать оружие. Я мог только сказать «меня ранили» и упал на землю», - делится Дворски своими воспоминаниями.

«Потом я почувствовал, как внутри меня всё горит. Перед тем, как потерять сознание, я услышал крики мирных жителей, кричащих: «Теракт!». Через несколько секунд я потерял сознание», - продолжил он.

Боец, находившийся рядом с ним, и другие, стоявшие на перекрестке, не стреляли: «Они не могли стрелять, потому что террорист разгонялся до большой скорости и на дороге было оживлённое движение», - говорит Дворски, добавив, что солдаты «опасались случайно попасть в другую машину».

Он очнулся в машине «скорой помощи», по дороге в больницу: «Фельдшер всё время кричал, чтобы я не засыпал. Я немного пошевелил головой и увидел, что мою форму сняли. Живот и рука были в крови. На полу также было много крови. Было очень больно… я решил, что они дали мне обезболивающее, но это не помогло…».

Утром 19 марта, через два дня после ранения, Алекс Дворски впервые открыл глаза. Это произошло как раз в тот момент, когда силы ЦАХАЛ окружали здание в деревне Абуин близ Рамаллы, где скрывался террорист, который позже был убит во время перестрелки…