Ципи Ливни:
«Большое облегчение, облегчение и радость»

Бывший депутат Кнессета приветствует результаты выборов: произошло что-то хорошее, и это хорошее можно принять

Йоссеф Йак,

Ципи Ливни
Ципи Ливни
Amir Levy/Flash 90

Бывший депутат Кнессета Ципи Ливни, что называется, вздохнула с облегчением после публикации результатов выборов в 22-й Кнессет.

«Большое облегчение, облегчение и радость», - сказала она, добавив, что «правда, новое правительство еще не было сформировано, но есть кое-что, что уже ясно: на этих выборах граждане государства Израиль установили предел власти разрушения общей почвы нашей жизни – демократию и правоохранительные органы».

«Израильская общественность положила этому конец и, главным образом, конец эксплуатации политической власти. Первым, кто испытает облегчение, являются такие, как я, которые видели, как в последние годы экстремисты ведут нашу страну совершенно не в нужную сторону. Облегчение испытали и те, кто чувствовал [политическое] удушье или кто громко кричал об этом», - продолжала Ливни.

На своей странице в социальной сети Facebook, бывшая депутат Кнессета добавила: «Мы вырвались на свободу, хотя никто не обещает, как будет выглядеть эта самая свобода, но это уже хорошо, и мы – счастливы. Нам не обязательно понравятся все части правительства, которое будет создано, [ибо] нет идеальных людей, и партии далеко не таковы».

«Даже если сразу после этих выборов произошло или произойдет не всё, чего я хочу для государства Израиль, и даже если нам потребуются новые силы, на этих выборах произошло что-то хорошее, и это уже можно принять. Государство Израиль было освобождено – и мы были освобождены вместе с ним», - указала она.

После этого, Ливни объявила, что её уходит из политики перед выборами в 21-й Кнессет, которые – напомним – состоялись в апреле прошлого года, был вызван тем, что тогдашний лидер партии «Авода», Ави Габай, разорвал союз с возглавляемой Ливни фракцией «Ха-Тнуа».

Однако через пять месяцев появились сообщения о том, что Ливни рассматривает возможность возвращения в политику, – хотя сама она опровергла это.