Долгое эхо Холокоста
Огонек нормальной жизни во тьме зверств нацистов

Эмиссары Центра «Шем Олям» нашли на чердаке в Лодзи, «диплом об окончании школы», врученный учившемуся в гетто мальчику

Йоссеф Йак,

Удостоверение Шалома Васермана
Удостоверение Шалома Васермана
צילום: שם עולם

На следующей неделе два миллиона израильских учащихся вернутся в классы, заполняя школы в городах и поселениях с открытием нового учебного года.

Первый день в школе сопровождается большим естественным волнением для большинства детей, которые впервые садятся за парту. Но для детей в черную годину Холокоста школьное образование было почти недоступной «привилегией», которую получали немногие…

Эмиссары международного центра «Шем Олям» недавно обнаружили десятки религиозных книг, учебников и различных документов на чердаке одного из зданий, расположенного в районе Лодзинского гетто, территория которого в настоящее время используется польскими городскими властями.

Место обнаружения книг и документов – отнюдь не странно: в те времена чердак нередко использовался евреями в качестве неофициальной классной комнаты для детей и молодежи, живших в гетто.

Среди около сотни (!) документов было обнаружено свидетельство, выданное Шалому Васерману, 16-летнему еврейскому юноше, окончившему обучение в школе. Сертификат был вручен в конце 1943 учебного года и написан на идише, а внизу значатся подписи представителя юденрата [в годы Второй мировой войны, административного органа еврейского самоуправления, принудительно учреждавшегося по инициативе германских оккупационных властей в каждом гетто] Мордехая Хаима Ромовски, и двух других организаций – Комитета по профессиональной подготовке и Управления профессионального училища.

Таким образом, данное удостоверение давало юному Васерману право работать на швейной фабрике в гетто, где социальные условия считались лучшими по сравнению с другими предприятиями на этой территории, и где можно было применить свои силы в деле пошива одежды, изготовления обуви и плотницким работам.

Как известно из истории, школы в Лодзинском гетто были официально закрыты в 1941 году, и с тех пор обучение детей чтению и письму на идише и, отчасти иврите, иудаизму и сионизму, проводилось только подпольно. Единственной утвержденной структурой была система профессиональной подготовки, позволяющая мальчикам работать на фабриках в гетто.

Раввин Авраам Кригер, председатель «Шем Олям», сказал: «Когда наши эмиссары сообщили мне о поиске документов, я обрадовался, поскольку это было откровение, раскрывающее о другом аспекте жизни евреев в гетто, которые изо всех сил старались поддерживать огонек нормальной жизни во тьме зверств [нацистов]».

«Тот факт, что дети имели право получать образование с раннего возраста, был привилегией для детей в гетто. И 16-летний еврейский юноша, который должен был сдать экзамены на аттестат зрелости в конце учебы, был справедливо уверен в том, что ему повезло получить профессиональный сертификат, который впоследствии превратил его в эффективную пару рук на швейной фабрике», - продолжил он.