Детективное спасение украинского путешественника в Иране

Артемий Сурин, обвиненный в Иране в шпионаже, сымитировал в суде приступ панкреатита и сумел по телефону связаться с дипломатами

Ян Голд,

Иран. Иллюстрация
Иран. Иллюстрация
IIPA via Getty Images

7 канал уже сообщал, что украинец Артемий Сурин, осуществляющий кругосветное путешествие, был арестован в иранском городе Аркадан, обвинен в шпионаже и мог получить пожизненное заключение.

Сейчас Сурин уже в безопасности. Украинские дипломаты смогли вывезти его в Азербайджан. На своей странице в Facebook он описал произошедшее.

Вот сокращенный вариант этого настоящего детектива, который завершился чудесным спасением, а мог бы завершиться гораздо хуже.

«Пермит (разрешение) на съемку у меня был, дрон был зарегистрирован, и его проверили на границе Ирана при въезде из Пакистана. Проверили и впустили, отметив лишь, что нельзя снимать в Тегеране и около военных объектов.
.
Снимал я им на второй день пребывания в Исламской республике, в городке Херанак. Название запомню на всю жизнь.

Там расположен туристический и довольно интересный объект - деревня-призрак.

Как выглядела окружающая обстановка: развалины древнего поселения, рядом речушка, мечеть, горы на фоне, и зеленые поля огородов. Индустриальных, административных, военных, каких-либо других объектов - в зоне видимости не было. Никаких уведомлений о запретных зонах для полетов в картах дрона - тоже не было.

Никаких запрещающих табличек по дронам - перед туристическим объектом не было, Обошел, просмотрел.

Итак, взлетел. Спокойно делаю пролеты между развалинами, огородами и горами. Красивые пейзажные ракурсы.

Примерно минуте на 15- й полета, слышу вой сирен, спустя мгновение на большой скорости, поднимая столб пыли, ко мне вплотную подъезжает полицейский пикап.
В нём трое копов: офицер, и два вооружённых солдата. Далее они начинают изымать дрон, утверждая, что я снимал полицейский участок. Это может быть шпионаж.

Далее же, всё только ухудшается. Меня везут в полицейский участок, запрещают пользоваться телефоном. Изымают дрон, отбирают паспорт. Начинают первый допрос.
Через телефон водителя, которого я нанял для поездки по Ирану, дают таки связаться с консулом.

Консул говорит мне, что паспорт они не имеют права отбирать, и чтобы я не отдавал его.

Первые отпечатки пальцев. Осознание, что на самом деле, нет здесь у меня никаких прав.
И первое понимание, что всё серьёзно.
.
Благодаря нажиму консула, паспорт все-таки возвращают, но берут расписку, что в 07.30 утра я буду в суде города Ардакан.

В 07.45 мы у здания суда в Аркадане. Телефон оставляю в машине. Заходим в суд.

Сперва допрашивают водителя на фарси. Затем начинает допрос меня. Понимаю, что вариантов нет, надо защищаться самому, здесь и сейчас. Излагаю свою позицию. Доводы о наличии пермита, отсутствии запрещающих знаков в зоне полёта, наличии трека полета, где видно, что я не залетал ни в какие запрещенные зоны, и отсутствии кадров с полицейским участком демонстративно игнорируются.

Закончив мой «допрос» за 5-7 минут, судья произносит что-то на фарси.
Белый как стена водитель, переводит: «Ты арестован по подозрению в шпионаже против Ирана».

С этого момента, всё изменилось. Ко мне приставили вооруженного конвоира.

Через несколько минут, становится очевидным - нужно действовать. Один я отсюда вряд ли выберусь. Мне физически плохо, но есть план. Умышленно стараюсь сделать состояние - ещё хуже. Дыханием вгоняю себя в жар и холод, покрываюсь испариной, затем с приглушенным криком, хватаюсь за правое подреберье: «I need my medicine. Pancrea! Pancreatic attack», - кричу я, и недоуменные полицейские и охранники окружают меня. Говорю, что у меня острый приступ панкреатита от стресса, мне нужно срочно принять лекарства, они в сумке в машине.

Посовещавшись со старшим, они с недовольными лицами, выводят меня с водителем наружу к авто. Открывают багажник, открываю сумку, начинаю перебирать вещи, ища пакет с лекарствами. Улучив момент, когда они отвлеклись на свой гогот, вытаскиваю из маленького рюкзака телефон. Вторым движением, хватаюсь за низ живота, сгинаюсь от «приступа» и пытаюсь всунуть телефон в трусы.

Телефон проскакивает мимо, и падает в низину брюк, благо они длинные. Не знаю, если я сделаю шаг левой ногой, не выпадет ли он, и тогда всё станет ещё хуже. В этот момент, меня толкают вперед. Делаю шаг, пытаясь держать ногу ровно, и стараясь прижимать телефон костяшкой голени к брюкам.

Иду медленно, словно хромая, боясь, что телефон выскочит из брючины. Смотрю вниз и вижу, что он уже наполовину торчит. Холодный пот по спине. Хватаюсь за бок, корчась от «спазмов», и таким образом, не вызываю подозрений, почему так медленно иду. Впереди ступеньки. На них мне нужно поднять ногу, и тогда телефон выскочит.
В тот момент, мне кажется, вся энергия, всё внимание, скукожено на маленькой костяшке голени, которая прижимает телефон к брючине. Ступенька. Шаг. Еще. Ещё. Чувствую, что вываливается. Останавливаюсь. Сгинаюсь от спазма, благо выгляжу правдоподобно. Полицейским надоедает смотреть на мои однообразные «страдания», они прекращают гоготать с меня, и переключают свое внимание. Это то, что мне нужно. Еще шаг. Остановка. Стараюсь натянуть брючину в бок коленом. Еще шаг. Еще чуть-чуть.
Последняя ступенька. Всё. Заходим в холл суда, сажусь на железный стул, поставленный около какого то письменного стола. Пытаюсь отдышаться.

Жду пока они ослабят внимание. Через три-четыре минуты, нагибаюсь сидя на стуле - пришёл «спазм». Рукой достаю телефон, и незаметно вкидываю его в напоясную сумку.
Понимаю, что проситься в туалет нельзя, надо действовать решительнее. Вскакиваю со стула, держусь за живот одной рукой, а другой, сжимая ягодицы, как бы сдерживая себя от фонтана диареи. Не спрашивая разрешения, с гримасой боли, бегу во входной двор суда, в туалет.

Пишу из туалета сообщение консулу, что арестован. У меня есть единственная ниточка связи с теми кто может помочь в этой стране. Пишу пост в Фейсбук о задержании.

Это был ключевой момент. Схема с лекарствами и приступами, позволила мне, во-первых, овладеть телефоном. Во-вторых, не вызывая подозрений, иметь возможность выбегать каждые полчаса-час в туалет. Там я выходил на связь, писал сообщения консулу, иногда даже звонил ему, когда видел, что за мной никто не пошел, и шепотом описывал ситуацию, и просил о помощи.

Едем куда-то. Заходим внутрь. Это КСИР - Корпус стражей Исламской Революции. Мне впервые дают говорить, и меня слышат.
.
Просит показать пермит. Изучает его. Рассматривает дрон. Далее изучает трек полёта, сопоставляют это с картой. Вижу, что я был вдалеке от красных зон полицейского участка, акцентирую на этом. Отметка в протокол. Просит изложить все события.
Рассказываю как, когда начал кругосветку. Маршрут. Несколько раз он задает вопросы, которые у меня уже спрашивали ранее, и которые он тоже задавал.

«В ваших действиях нет ничего противозаконного. Мы сожалеем, что вам пришлось пережить эти неудобства. Надеюсь, это не испортит впечатление от нашей страны. Дело закрыто. Вы можете забрать свой паспорт, вещи, ваш дрон. Вы свободны. Примите это небольшое угощение от нас. Здесь традиционный иранский кебаб, Иранский хлеб и напиток».

Первым делом включаю телефон, и набираю консула, сообщить радостную новость. На громкой связи и консул и посол. Их ответ меня «трезвит»: «Не стоит расслабляться ни в коем случае. Не выходите в интернет, не давайте никакой информации, и ничего не комментируйте никому. Найдите безопасное место, и ждите нас там. Мы выезжаем из Тегерана на дипломатической машине за вами. Доставим в посольство, здесь будете в безопасности. Запомните, ситуация может поменяться в течении часа. Всё еще висит на волоске. Ждите нас. Выезжаем».

Им ехать почти 700 км в одну сторону.

Под утро подъехал автомобиль с дипломатическими номерами.

Пустыня. Машину гонят во всю прыть. Через 6-7 часов въезжаем в Тегеран.

Мы взяли путь на север к границе с Азербайджаном. Едем на микроавтобусе с дипномерами, в сопровождении еще 7 человек. Через 7 часов - мы на границе.

Самый сложный момент - паспортный контроль со стороны Ирана. Мой паспорт забирает дипломат, и несет к окошку. Я сижу в машине. Волнение... Ожидание.. Почему то задержка... Время тянется... Наконец, вижу, что подходит, держа в руках паспорта.
Запрыгивает в микроавтобус. Ничего не говорит мне, дает команду водителю: «Вперед».

Впереди стоит будка с пограничником, за ней мост через реку. Напряженное молчание.
Проезжаем будку, начинаем ехать по мосту. Еще 50 метров, 30, 20, 10. Уже вижу флаги Азербайджана! Как же я рад их видеть! Касание колесами асфальта, крик радости!
Жмём друг другу руки! Всё!

Теперь по-настоящему – я на свободе!»