IsraelNationalNews.com


Юный поселенец в ШАБАК: «Я испытывал страх»

«Всё, что происходило, – незаконно. Я понимаю, что должен был с самого начала твердо сказать «нет», но они не дали мне сделать это»

Йоссеф Йак,

Юноша из Биньямины
Юноша из Биньямины
צילום: חוננו

18-летний юноша, живущий в одном из поселений на территории регионального Совета Биньямины, на днях был вызван в полицейский участок Маале-Адумим.

Прибыв, он обнаружил, что с ним хотят поговорить агент Службы общей безопасности (ШАБАК). В ходе беседы, он расспросил юношу о его образе жизни, друзьях и о том, чем они занимаются, после чего последовал главный вопрос: как он относится к «Еврейскому отделу», чья оперативная деятельность, как известно, в значительной мере направлена против «экстремистских элементов» поселенческого движения в Ие”Ша.

В конце переговоров, агент ШАБАК дал юноше некоторую сумму денег, и запретил кому бы то ни было рассказывать об этой беседе.

«Мне позвонил некто, представившийся человеком из канцелярии премьер-министра, и попросил меня поехать в районное отделение полиции. Он сказал, что хочет сообщить мне нечто очень важное, но не раскрыл, что именно. Он не сказал, что я не обязан приходить на эту беседу, и что, если приду, это будет моё собственное решение. Он явно знал, что делает: вы тоже можете сказать, что вы – из Министерства обороны, или офиса премьер-министра, – и тогда собеседник не посмеет отказаться от встречи», - позже сказал юноша, описывая пережитое им.

«Перед разговором я прошел проверку: мне велели вынуть всё, что было в карманах, потом меня обыскали, отобрали телефон, проверили обувь и кошелек, убедились в том, что у меня нет записывающего устройства, после чего пропустили», - продолжил он.

По словам юноши, разговор начался с вопросов о нём самом, а когда через несколько минут поселенец спросил о цели разговора и вообще, о том, зачем его вызвали, – то в ответ получил какие-то невнятные объяснения.

В конце разговора юноше велели никому не рассказывать об этом: «Он [агент ШАБАК] велел не говорить никому, даже родителям, и дал мне денег. Я отказался, но он настаивал…», - продолжил он.

История на этом не закончилась: две недели спустя в том же полицейском участке в Маале-Адумим состоялась еще одна встреча, к которой присоединился еще один агент: «[На этот раз] они мне строго сказали, что они – из ШАБАК, и начали спрашивать меня, задавая вопросы, интересующие «еврейский отдел». Я сказал, что думал, будто они нацелены [только] на меня, и что я – против «еврейского отдела». А они внушали мне, что «еврейский отдел» – это хорошо».

В конце этой встречи юноше снова предложили деньги, а потом он стал получать телефонные звонки от ШАБАК, хотя и воздержался от ответа на некоторые из них.

На протяжении всего периода юный поселенец был очень подавлен, не имея права рассказывать об этих встречах кому бы то ни было, и огорчен сложившейся ситуацией. «Я испытывал давление в течение всего периода времени, испытывал страх от того, что не знал, чего они от меня [толком] хотят, к чему это приведет. Я никому ничего не говорил об этом в течение месяца, я не говорил своим родителям, я ничего им не говорил. Эта неопределенность, когда вы не знаете, можете ли сказать «нет», вызывала у меня сильный стресс, пока я не набрался смелости и не рассказал кое-кому. При этом, я отложил подальше свой сотовый телефон в сторону, которую они [ШАБАК] не могли меня подслушать», - говорит юноша.

Примерно через месяц он связался с правозащитной организацией «Хонейну», неизменно выступающей на стороне поселенцев, – и адвокат Менаше Ядо направил письмо в полицейский участок с требованием не проводить дополнительных встреч с этим юношей.

«Я прибыл в ассоциацию «Хонейну», где мне помогли выбраться из этой ситуации, и я понял, что агенты ШАБАК хотели сделать из меня своего сотрудника. Я рассказал им [членам «Хонейну»] всё, что произошло… Я не участвовал ни в каких демонстрациях, на меня не заведено никакого «дела», и я ни разу не бывал арестован – и все же они [агенты ШАБАК] обратились ко мне. Я учусь в обычной ешиве, у меня есть друзья в социальных сетях, но им достаточно того, что я живу в одном поселении и учусь в другом, и это дает им возможность охватить [слежкой] как можно больше людей», - продолжил он.

«На самом деле, теперь, после разговора с адвокатом, я понимаю, что все, что происходило, – незаконно и неправильно, потому что вы можете сказать «нет», и вам нечего бояться. Вы не виноваты, вы ничего не сделали. Оглядываясь назад, я понимаю, что должен был с самого начала твердо сказать им «нет», но я не знал этого, потому что они не представили мне возможность сказать «нет», - указал юный поселенец.

Полностью с рассказом юноши можно ознакомиться, перейдя по этой ссылке.

Адвокат Менаше Ядо, представляющий интересы юноши, сказал: «В ШАБАК думали, что он – ребенок, у которого нет прав, нет выбора, он не имеет права сказать «нет», и они велели ему молчать. Но он сказал мне об этом, и я понимаю, как страдал беспомощный 17-летний юноша, на которого нажимали агенты ШАБАК».

«Мы не должны разрешать, чтобы такое происходило. Мы должны противостоять таким случаям, когда ШАБАК всей своей мощью давит на юношей, который не делал ничего [противозаконного], в течение месяца вызывая у него такие глубокие страдания. Ему повезло, что он позвонил нам, мы написали письмо, и, тем самым, пересекли злоупотребления в отношении него», - добавил адвокат.