IsraelNationalNews.com


Нафтали Беннет: мы доказали, что можем перевернуть мир

«Пора покончить с гражданской администрацией в Ие"Ша», - призывает лидер «Ха-Ямин Ха-Хадаш» в интервью корреспонденту 7 канала

Йоссеф Йак,

Нафтали Беннет
Нафтали Беннет
Flash 90

Министр образования и председатель «Ха-Ямин Ха-Хадаш», Нафтали Беннет надеется стать министром обороны в следующем правительстве, хотя, согласно опросам, проведенным на прошлой неделе, его партия выигрывает только 5 или 6 мест в новом Кнессете.

В этой связи представляется сомнительным, что Беннет достигнет своей цели, но он не думает складывать оружие и отказываться от борьбы!

В пространном интервью корреспонденту 7 канала, Беннет впервые сказал, что его интерес к посту министерства обороны проистекает не только из желания найти решение «проблемы ХАМАС», но также мотивируется желанием покончить с гражданской администрацией в Ие“Ша.

«Мы очень хотим взять на себя Министерство обороны по двум причинам. Одна из причин заключается в том, чтобы позволить ЦАХАЛ победить, а вторая связана с поселениями. На практике министр обороны является «премьер-министром поселений», [действуя] через гражданскую администрацию, решая все вопросы», - пояснил Беннет.

«Министры [обороны], служившие до сегодняшнего дня, были либо враждебны по отношению к поселениям, как [Эхуд] Барак, либо имели позитивный взгляд на поселения, но не были эффективны, как [Моше] Яалон, или были безразличны к ним, как [Авигдор] Либерман. Я очень заинтересован в поселениях, и предпринимаемые мною усилия по этому вопросу разделены на два основных направления. Существует политическая арена, на которой принимаются ключевые решения, и мы должны оказывать давление на [премьер-министра Биньямина] Нетаньяху и Соединенные Штаты. В то же время существует и реальность повседневной жизни, которая требует сотен небольших решений, которые, в конечном итоге, затрагивают полмиллиона израильтян, живущих в Иудее и Самарии. Можно продвинуться вперед в этой области без радикальных политических изменений».

Какие именно изменения Вы имеете в виду?

«Я хочу закрыть гражданскую администрацию во всем, что касается обращения с израильскими гражданами в Иудее и Самарии. Я не имею в виду их роль в отношениях с арабами и всем, что связано с Газой. Я сосредоточен на полумиллионе мирных жителей «зоны С», которые в настоящее время получают услуги гражданской администрации. Я хочу передать всю эту ответственность своему офису [министерства обороны]. Это было бы далеко идущим изменением, которое в конечном итоге представляет собой план нормализации жизни полумиллиона израильских граждан. Это будет еще не полная аннексия, что, безусловно, является нашей целью, и мы достигнем ее в соответствии с нашей политической линией. Это – план, который мы хотим реализовать немедленно, еще на стадии коалиционного соглашения».

А что Вы будете делать с палестинскими арабами, которые не находятся на территории ПА?

«Мы создадим специальный орган, который будет предоставлять им услуги. Но, в конечном итоге, когда мы добьемся полной аннексии, ими также будут управлять правительственные министерства».

Звучит немного наивно.

«Мне не кажется, что это – наивно. Мы доказали, что знаем, как изменить мировой порядок. Что-то, что было приемлемым в течение 30 лет – например, что террористы освобождаются в «жестах доброй воли» или сделках, – прекратилось с того момента, как я выдвинул ультиматуме в конце 2014 года, когда [бывший госсекретарь США Джон] Керри попытался продвигать мирный процесс. С тех пор ни один террорист не был освобожден».

«В 2013 году мы были на пути к созданию «палестинского государства». Премьер-министр объявил об этом – но мы остановили его. Ситуация сегодня совершенно иная, и можно изменить реальность. Существует множество мелких проблем, от которых страдают полмиллиона жителей Иудеи и Самарии, и мы предлагаем решить проблемы».

«За последние шесть лет я узнал, что всё большое кажется невозможными, пока вы не сделаете это. Я не думаю, что у нас будет лучшее время, чем в эту эпоху президентства [Дональда] Трампа и существование правого правительства. Если мы получим 5 или 6 мест, этого не произойдет. Если мы выиграем 10 или 11 мест, – это произойдет. Если мы получим Министерство обороны, законы, применимые к жителям Иудеи и Самарии, будут такими же, как и для всех граждан Израиля».

Оглядываясь назад, вы приняли Закон о регулировании, но само регулирование идет очень медленно.

«На первом этапе [министр юстиции Айелет] Шакед инициировал революцию во всем, что касается ответов государства Верховному суду, например – в отношении таких областей, как Амона или Натив ха-Авот. Сегодня правительство уже дает другие ответы, например, как это произошло в Мицпе-Крамиме. На деле, мы регулируем многое, но ситуация по-прежнему неэффективна. Я хочу исправить проблему – и добиться нормализации. У нас есть другое требование - конечно, в соответствии с той политической силой, которую мы получим, – все реформы, которые начала Шакед, должны поддерживается всеми элементами коалиции, аналогично тому, что Нетаньяху делал в области связи…».

Вы хотите быть министром обороны, но министру обороны нужно хорошо работать с премьер-министром, однако, не секрет, что ваши отношения не особенно гладкие…

«Я думаю, что различие между моими предшественниками и мной заключается в решимости инициировать действия в Кабмине. Нужно как следует «встряхнуть» Минобороны... Когда я представил планы уничтожения туннелей в ходе операции «Нерушимая скала», Яалон и [Бени] Ганц выступили против этого, а Нетаньяху был «над этим». В конце концов, это вылилось в некое перетягивание каната, и в итоге я одержал победу. Они – не плохие люди и не бездарные, но у нас с ними есть разница в отношении. Министерству обороны нужно победоносный настрой, дух еврейского сионизма, но главное – высоко держать голову...»

Судя по опросам, создание «Ха-Ямин Ха-Хадаш» не окупилось?

«С самого начала я говорил, что создание «Ха-Ямин Ха-Хадаш» увеличит массу правых партий. За последние четыре года у нас было 8 мест в Кнессете. В настоящее время, когда мы выступаем вместе с правыми партиями, их будет 12-13 или даже больше. Мы учитываем голоса, которые будут потеряны из-за «Оцма Иегудит», а также голоса светских израильтян, которые проголосовали бы за «Кулану», «Кахоль Лаван» или «Ликуд». Мы сделали большой подарок правому блоку. Если бы мы остались вместе, светские люди не вступили бы национально-религиозные партии, а национально-религиозные не вступили бы в партию Беннета. Самая опасная вещь для страны – огромный «Ликуд». Суть в том, что до создания «Ха-Ямин Ха-Хадаш» у правого блока было 58 мест, и с тех пор ожидается, что у блока будет 63 места».

Вы не скрываете своего стремления быть премьер-министром. Достигнете ли вы этого с помощью «Ха-Ямин Ха-Хадаш», или в будущем планируете присоединиться к «Ликуду»?

«На протяжении многих лет «Авода» была единственной правящей левой партией, а затем появился Яир Лапид, и «Кахоль Лаван», – и это враз изменило восприятие. Мы стремимся к лидерству на следующий день после окончания «эпохи Нетаньяху», но я не стремитесь присоединиться к «Ликуду». Политическая основа «Ликуда» – это безопасность, но всегда можно найти решения, связанные с выводом наших сил с территорий. Если ваша основа – еврейская идентичность, то вы не отдаёте [врагу] ни малейшего участка Земли Израиля».

«Это – моя земля и мой дом. В конечном счете, именно «Ликуд» осуществил размежевание и передал Хеврон. Я не удивлюсь, если на следующий день после «эпохи Нетаньяху» начнется тотальная война в «Ликуде». Я стремлюсь в эпоху после того, как Нетаньяху был премьер-министром. Вполне возможно, что впервые за последние годы в Израиле будет министр обороны с кипой, начальник генштаба ЦАХАЛ с кипой и даже премьер-министр с кипой».

Согласно опросам, Шакед более популярна, чем вы. Может ли она быть главой партии, чтобы максимизировать свою популярность?

«Мы рассматривали это. Шакед пользуется огромной популярностью, и мы пытаемся передать её популярность в дело обретения голосов. Наше партнерство – это идеологическое партнерство. Не то чтобы у нас не было тактических разногласий, но мы успешно работали вместе уже 13 лет, и вместе прошли многие испытания».