IsraelNationalNews.com


Йони Ротенберг:
Моше Фейглин и успех партии «Зеут»

Люди, сопровождавшие Фейглина на протяжении многих лет, утверждают, что его идеи остались прежними – изменились лишь средства их достижения

Йони Ротенберг,

Моше Фейглин
Моше Фейглин
Flash 90

Люди, сопровождавшие Фейглина на протяжении многих лет, утверждают, что его идеи остались прежними и лишь средства их достижения изменились.

Еще несколько недель назад Моше Фейглин был в избирательной системе забавным курьезом, своего рода комическим антрактом между напыщенными разговорами глав крупных партий. Видеоролики, где он с полной уверенностью говорил, что его партия проходит в Кнессет, вызывали в сети иронические отклики. Электоральный барьер казался непреодолимым для новой партии, над ней просто смеялись. Даже когда делались неимоверные усилия спасти голоса, чтобы их не потеряли малые правые партии, не было заметно особых усилий спасти голоса «Зеута». Для него усилий жалели.

Но за несколько дней дискурс в корне переменился. Опрос за опросом показывает, что партия находится на уровне электорального барьера или выше. Программа партии - книга под названием «Быть свободным евреем» - продается в тысячах экземпляров и стала бестселлером. Эта явно выраженная тенденция заставляет средства массовой информации энергично преследовать худощавого человека с рассеянным взглядом, который всегда выглядел иным, особенным на политическом горизонте страны.

ОСОБАЯ ФИГУРА

Моше Фейглин ворвался в сознание общества во времена соглашений «Осло». Борьба с процессом «Осло», которую вел совет поселений Иудеи и Самарии, на взгляд Фейглина, была слишком размытой и неэффективной. Моше Фейглин вместе со Шмуэлем Сакетом и Бени Алоном основал движение «Зо арцейну» («Это наша страна»). Демонстранты «Зо арцейну» начали перекрывать шоссе и создавать форпосты в Иудее и Самарии. Это движение быстро стало массовым и возглавило борьбу против правительства Рабина и соглашений «Осло». В стране, где восторжествовала атмосфера подавления инакомыслия и затыкания ртов, молодой Фейглин возглавил гражданский ненасильственный протест ради спасения демократии.

После убийства Рабина власти начали «охоту на ведьм». Фейглина судили за его призывы к ненасильственному сопротивлению. Суд обвинил его в подстрекательстве к мятежу и присудил к тюремному заключению. Потом приговор смягчили и Фейглин (вместе со своим другом Шмуэлем Сакетом) отработал шесть месяцев на принудительных работах. Это стало судебным прецедентом – только Фейглина и Сакета обвинили после убийства Рабина в подстрекательстве к мятежу. (Третий основатель движения - Бени Алон - к тому времени обладал депутатской неприкосновенностью.) К тому же, по сути, обвинение в мятеже людей, без насилия выразивших протест против действий властей, - очень проблематичное решение для демократической страны. Оно стало прецедентным.

Это дело имело для Фейглина два важных последствия. Во-первых, чисто технически, обвинение помешало ему войти в мир политики годы спустя. Во-вторых, вместо протеста против властей, он решил войти в политику и вести страну в нужном направлении.

Так родилось движение «Еврейское руководство» («Манхигут егудит»). К Фейглину и Сакету присоединился философ Моти Карпель, чтобы воплотить в жизнь идею духовного руководства Израилем. Это была попытка взорвать традиционные рамки МАФДАЛа, так и не приведшего свое движение к управлению государством. Идеи движения публиковались в журнале «Вначале» («Лехатхила»), и они стали популярными много раньше, чем стопки листков «Еврейского руководства» заполонили синагоги. Михаэль Пуа, давний соратник Фейглина, ведущий его избирательную кампанию до сего дня, рассказывает:

«Движение испытало свои силы в нескольких политических проектах и, лишь поняв ограниченность своих возможностей, приняло решение в рамках Ликуда демократическим путем подняться до руководства партией и страной. Ликуд представляет большую часть общества, там есть представители самых разных социальных слоев, поэтому мы рассчитывали вырастить руководство именно там».

«Еврейское руководство» призывало людей, сначала в основном из Иудеи и Самарии, вступать в Ликуд. В Ликуде движение сотрудничало с другими группами. Но и в Ликуде Фейглин остался уникальным. Сначала БАГАЦ отверг его кандидатуру на праймериз из-за давнего обвинения в мятеже. Во всех последующих выборах Фейглин всегда баллотировался на главу партии, даже если практических шансов победить у него не было.

Пока все хихикали и качали головами, Фейглин твердо знал, где его место. Ему удалось пройти в Кнессет 19-го созыва. Он был избран заместителем председателя Кнессета, но существенных изменений ему не удалось добиться. Пуа утверждает, что уже тогда они с Фейглиным боролись за легализацию канабиса, и за это на них ополчилась компания «Сарэль», желавшая сохранить монополию в этой сфере. Кнессет 19-го созыва долго не просуществовал, и праймериз в Ликуде, проведенные перед следующими выборами, стали поворотным пунктом в существовании «Еврейского руководства».

«Оказалось, что в Ликуде нет демократии, там происходят скверные вещи, - говорит Пуа. - Сложные отношения Ликуда и его главы с «Еврейским руководством», к которому в Ликуде с самого начала относились как к чему-то чуждому, достигли точки кипения. Как утверждают члены «Еврейского руководства», Нетаниягу велел им убрать своих наблюдателей из избирательных участков во время подсчета голосов. Результаты голосования были подтасованы, и это отодвинуло Фейглина на нереальное место. «Мы ощутили, что процесс продвижения внутри Ликуда зашел в тупик и партаппарат не дает нам проявить нашу подлинную силу внутри Ликуда».

И тогда Фейглин решил покинуть Ликуд, и движение «Еврейское руководство» прекратило свое существование. Одни сторонники Фейглина формально остались в Ликуде, другие ушли из партии вместе с ним. Депутат Кнессета Иегуда Глик был среди тех, кто не вышел вместе с Фейглиным и остался в Ликуде. Он решил, что влиять можно, только входя в большую партию, представляющую многие общины Израиля. Вначале он считал, что партия Фейглина не пройдет электорального барьера и повредит правому лагерю. Теперь он видит, что ошибался: «Если партия Фейглина вправду вырастет и превратится в идущую к власти, я изменю свое мнение». Их идеи остались сходными, спор был лишь о пути.

Покинув Ликуд, Фейглин поспешил заявить, что он не отчаивается и не оставляет стремления к лидерству. «Мы выходим из Ликуда, создадим новую партию и представим ее народу Израиля, - объявил он на съезде активистов «Еврейского руководства». – Пройдет время, и мы станем достойной альтернативой». Кнессет 20-го созыва просуществовал дольше 19-го, но когда и ему пришел конец, новая партия «Зеут» уже была живым организмом, хотя пока и была известна мало.

ФЕЙГЛИН НЕ СКРЫВАЕТ БОРЬБЫ ЗА ЭРЕЦ-ИСРАЭЛЬ

У Фейглина нельзя отнять того, что он человек последовательный, и это проявляется как в его идеологических принципах, так и в том, кто его окружает. Те, кто окружал его в «Еврейском руководстве», почти все нашли свое место в новой партии. Михаэль Пуа, Ница Кахане, Шмуэль Сакет, Шай Малка, стратегический советник Амнон Шомрон и другие – все сегодня находятся в его новой партии.

Но хотя в «Зеуте» те же лидеры и он прокламирует прежние идеи, он отличается от «Еврейского руководства». Вместо религиозно-поселенческой группы партия «Зеут» на нынешних выборах выступает как модное и разностороннее движение. К партии присоединяется молодежь, многие из них не религиозны и прежде голосовали за левые партии. Проблемы Храмовой горы и Эрец-Исраэль по-прежнему важны, но на авансцену вышли вопросы канабиса и отделения религии от государства. Вопросы гражданских свобод и ранее обсуждались в идеологии Фейглина, но в нынешней избирательной кампании они заняли центральное место.

Михаэль Пуа утверждает, что «Зеут» – это то же «Еврейское руководство». «Мы начали с противостояния «Осло» и с борьбы за Эрец-Исраэль, но очень быстро поняли, что проблема гораздо глубже. Мы выступали и выступаем за еврейское государство и против безликого «государства всех граждан». Но уже давно мы поняли, что еврейское государство - это государство свободы. Когда нам это стало ясно, мы перешли от узкой борьбы за Эрец-Исраэль к всеобъемлющей борьбе за свободу. Целостность Страны Израиля зависит от нашей свободы. Когда Фейглин был в Кнессете, он вел упорную борьбу за легализацию канабиса. Он делал это не для того, чтоб стать популярным, не в качестве сиюминутной уловки, а потому, что это необходимая составная часть свободы граждан».

Вместе с тем Пуа признает, что акценты в нынешней кампании расставлены иначе. «На каждом этапе кампании акцент ставится на разных темах. Фейглин не скрывает, все знают, что он хочет построить Храм. Его борьба за Эрец-Исраэль и за распространение израильского суверенитета также открыта и известна. Кроме «Зо арцейну», Фейглин доказал это еще и своим голосованием в Кнессете. Борьба за легализацию канабиса – это далеко не вся наша избирательная кампания, есть и многие другие темы».

На протяжении многих лет правой рукой Фейглина является Шай Малка. Его путь сходен с путем Фейглина. Как Фейглин сопротивлялся «Осло», так Малка создал движение протеста против «итнаткута» (выселения евреев из Гуш-Катифа). Он основал движение «Баит Леуми» («Национальный дом»), которое инициировало перекрытие десятков перекрестков в знак протеста против программы выселения, инициированной Шароном. Малку также арестовали и обвинили в подстрекательстве к мятежу. Позже он пошел в политику, был парламентским помощником Фейглина, а сегодня – гендиректор партии.

Я спрашиваю его:

- Не странно ли видеть, как Шай Малка, правый активист, перекрывавший дороги и сражавшийся с полицией, вдруг говорит только о легализации наркотиков и отделении религии от государства?

Шай Малка возмущается:

- Ваш вопрос - провокативный. Утверждать, что «Зеут» больше не борется за Эрец-Исраэль, - либо глупо, либо подло. На таком уровне нельзя понять идеи «Зеута». Вы издеваетесь, не относитесь к нашей программе всерьез.

- Но во время вашей кампании вы делаете акцент именно на этих вещах.

- Мы проводим предвыборную кампанию, как и любая другая партия. Ни одна партия не заносит в предвыборные флайеры все свои цели во всех областях. Вы знаете, что это правда, но не хотите признать. Покажите мне другую партию, которая бы так серьезно сформулировала свое отношение к Эрец-Исраэль. Только наши ненавистники сводят все к вопросу легализации.

Когда Смотрич говорит, что Фейглин - ложный мессия, я спрашиваю, что, в политике все средства хороши? Смотрич, разве ты не сидел у нас в офисе, когда Фейглин был членом Кнессета, а ты был главой амуты «Регавим»? Не тебе ли нужна была наша помощь в Кнессете? А теперь ты об этом забыл ради того, что получить дополнительные мандаты?

Малка утверждает, что критика Фейглина вызвана успехом политической кампании партии «Зеут»: «Фейглин основывает свою предвыборную кампанию вовсе не на легализации канабиса. Он основывает ее на рекламе вдоль шоссе Аялон, где приводятся его давние высказывания на самые разные темы. В центре нашей кампании суть и смысл, а не скандал.

Наши недоброжелатели говорят, что Фейглин инфантилен и не может заниматься политикой. Сегодня Фейглин работает, ориентируясь на наши специальные опросы. Он говорит: «Мою верность Эрец-Исраэль доказывать не нужно, можно говорить и о другом». Мы успешно делаем рекламную кампанию, и сегодня все говорят о «Зеуте». Фейглин умеет заниматься политикой, обращаться к целевым аудиториям и выбирать подходящие темы. Все политики это делают, но претензии только к Фейглину. То его ругают, что он слишком правый, то за то, что левый».

ХОЧЕТ БЫТЬ ПРЕМЬЕР-МИНИСТРОМ

Предвыборной кампании «Зеут» удалось сделать невероятное. Можно было бы попросить специалистов расшифровать тайну этого чуда, но Амнон Шомрон, сопровождающий Фейглина многие годы, а сегодня входящий в стратегическую команду его партии, утверждает, что дело не в кампании, а в идеях: «Кампания Фейглина - самая простая, здесь нет хитрой стратегии. Побеждают внутреннее содержание, идеи Фейглина, в которые верит большая группа интеллигентных и принципиальных людей. Часть из них молоды и свободны от распространенных стереотипов. Перед выборами все они хотят распространять эти идеи. То, что «Зеут» поддерживает такие различные и важные ценности, сделало партию интересной, модной, зажигательной. Со временем все больше и больше людей хотят узнать, в чем здесь дело, и поэтому все больше людей нас поддерживает».

Стратегический советник Гили Коэн из фирмы BrainHub объясняет, как удалось Фейглину привлечь большую группу сторонников, что немедленно отразилось в опросах. «Другие на этих выборах использовали краткие слоганы, пробуждающие страх или другие эмоции. А Фейглин вывесил вдоль шоссе Аялоне щиты со своими высказываниями, побуждающими к размышлению, издал книгой программу и постоянно вел интеллектуальную беседу о сути дела. Это заставило людей захотеть присоединиться, почувствовать себя членами эксклюзивного клуба голосующих разумно. Отлично выбрано название партии - «Зеут» («Самоидентификация»). Оно затрагивает центральную проблему израильского общества. Правый поселенец всерьез говорит об отделении религии от государства - это привлекает внимание, заинтересовывает, пробуждает любопытство».

Вместе с тем нельзя не заметить отличия между «Зеутом» и «Еврейским руководством». Малка утверждает, что отличие связано с теми, кто окружает идеологическое ядро движения: «Идеи руководства всегда оставались одними и теми же, но внутри Ликуда они не могли развиться и привлечь соответствующую публику. Внутри Ликуда, правящей партии, шла работа по подготовке идеи «Еврейского руководства». Мы также готовились к политической деятельности. Выход из Ликуда был похож на выход израильтян из Египта. Мы вышли со своими самыми оригинальными идеями и могли теперь многое предложить новой публике и позаботиться о взаимопонимании, выслушивании друг друга. Такой человек, как Гади Вилчерский, еще четыре года назад выступавший против брит-милы, теперь хочет видеть Фейглина своим премьер-министром».

Михаэль Пуа также видит в выходе из Ликуда решающий поворотный пункт в истории движения. По его словам, унизительное изгнание из Ликуда привело Фейглина к пониманию того, что одна эпоха закончилась и начинается другая: «Этап «Еврейского руководства» был этапом, когда мы возглавили группу религиозных сионистов и дали им мечту руководить страной. «Зеут» - совсем другой этап, более практический и прагматичный. Пока мы только готовимся к руководству, и для практических достижений, видимо, придется идти на некоторые уступки. На руководящие посты наша партия поднимется позднее».

Многие идеи предвыборной кампании Фейглина могут вызвать вопросы у национально-религиозных избирателей: легализация наркотиков, отделение религии от государства, профессиональная армия, отношение к семье и приоритеты при вступлении в коалицию. В любом случае, партия «Зеут» продолжит привлекать внимание в дни, оставшиеся до выборов, и, кто знает, возможно, даже после.

Йони Ротенберг

публикация: блог Моше Фейглина в соцсети Facebook (перевод с иврита Н. Буряковской)

Стилистика, орфография и пунктуация автора сохранены.