IsraelNationalNews.com


Решение Мандельблита
«Возмутительное вмешательство в избирательную кампанию»

Д-р Хагай Бен-Арци, шурин премьер-министра, утверждает, что правовая система беспардонно вмешивается в ход выборов

Йоссеф Йак,

Хагай Бен-Арци
Хагай Бен-Арци
ערוץ 7

Д-р Хагай Бен-Арци, преподаватель университета Бар-Илан и брат Сары Нетаньяху, жестко отреагировал на решение юридического консультанта правительства Авихая Мандельблита выдвинуть обвинения против Биньямина Нетаньяху.

В интервью с ведущим радио 103FM, он, в частности, сказал, что «сроки публикации предварительных рекомендаций – как раз за месяц до выборов, – усиливает и без того ясное положение о том, что всё это – политическая предвзятость и политические преследования. Это – грубое вмешательство правовой системы в ход выборов».

Это те выводы, которые Вы делаете?

«Нет. Я делаю вывод о сроках публикации… В следующем месяце израильские граждане собираются на выборы, и сейчас как раз та ситуация, когда «дураку показывают половину работы». Без учета материалов, без расследованных фактов, – и уже дело дошло до слушаний. Общественности не нужно идти на выборы с «предварительными рекомендациями», она должна идти на выборы с окончательными выводами, которые станут известны после слушания. Это – черный день израильской демократии. Я надеюсь, что общественность достаточно умна, чтобы сказать системе: мы – не дураки».

То есть, Вы согласны с Нетаньяху, когда он выступает против охоты и политических преследований?

«Я – не настолько наивен. Я жадно читаю книгу Яакова Неемана, главу под названием «Как шили мне дело». Я слышал, что вчера [Авигдор] Кахалани сказал то же самое, и я знаю, что [говорят] старшие министры справа, – и только справа. Это был сложный процесс «пошива дела». Таким образом, я поддерживаю его, по крайней мере, в политическом уклоне обвинения. Мой аргумент против Биби отличается, и сейчас я удивлю вас».

Пожалуйста…

«Моя точка зрения заключается в том, что Нетаньяху, вероятно, справедливо говорит о правовой системе, которая по отношению к нему является политически предвзятой, – но делает это только тогда, когда это коснулось его лично. Когда система имела тот же уклон, и обрушилась всей тяжестью на сотни, если не тысячи юношей и девушек во время размежевания, и когда, вне всякого закона, проводились массовые аресты – он молчал…».

Вы говорили с ним в последнее время?

«Нет, много времени я не разговаривал с ним. Что я могу сделать?»

А с Сарой, Вашей сестрой?

«К сожалению, я давно не говорил с ними. Я думаю, что отношения были довольно непростыми, к сожалению. После сделки Гилада Шалита, я выступил против него [Биньямина Нетаньяху], и с тех пор между нами – разрыв».