Айелет Шакед:
Трудно было покинуть «Бейт ха-Иегуди», но это – верное решение

«Ха-Ямин Ха-Хадаш» усиливает правый блок. Мы обращаемся не к религиозному сионизму, а к религиозным и светским гражданам Израиля»

Йоссеф Йак,

Айелет Шакед
Айелет Шакед
צילום: ישראל ברדוגו

Сегодня, 12 февраля, выступая в рамках проходящей сейчас XVI Иерусалимской конференции, министр юстиции Айелет Шакед заявила, что её решение покинуть «Бейт ха-Иегуди» было для неё трудным, но этот шаг – верный и помогает укрепить правый блок.

«Для меня эмоционально было трудно уйти из «Бейт ха-Иегуди», но умом понимаю, это было правильно, и мы уже видим, что это будет только способствовать усилению правого блока», - сказала она.

«Мы хотели сделать это еще когда пошли с раввином [Авихаей] Ронским в «Бейт ха-Иегуди», – но у нас ничего не вышло. Теперь мы видим изменения, и я надеюсь, что обе партии [«Бейт ха-Иегуди» и «Ихуд Леуми»] вместе соберут четырнадцать мест», - добавила Шакед.

По ее словам, мирный план президента США Дональда Трампа будет опубликован после апрельских выборов, но до создания следующего правительства: «Мы хотим получить большую долю власти, чтобы, даже если левые партии захотят присоединиться к правительству [премьер-министра Биньямина] Нетаньяху, мы могли бы гарантировать, что будет создано правое правительство, а палестинское государство создано не будет».

Шакед подчеркнула, что «Ха-Ямин Ха-Хадаш» – это претендент, который в будущем будет баллотироваться в руководство страны: «Я бы, конечно, хотела, чтобы за нас проголосовала вся религиозно-сионистская общественность, но мы обращаемся не к этой публике, а ко всей общественности, религиозной и светской. Действительно, когда мы сокращаем круг наших избирателей – вы это четко видите...».

«Наша партия – правая партия, точка! Алона Баркат [на прошлой неделе присоединившаяся к партии «Ха-Ямин Ха-Хадаш»] в своё время поддержала эвакуацию из Гуш-Катифа, проголосовав «за», но сегодня сожалеет об этом. Я рада, что у нас есть четкая правая партия», - добавила она.

Далее Шакед сказала, что с удовлетворением завершает четырехлетнюю каденцию на посту министра юстиции, и намерена оставаться в министерстве, пока это зависит от неё: «Моим самым большим достижением является урегулирование [статуса] поселений в Иудее и Самарии, а моим вторым достижением является Закон о назначение новых судей. Раньше не было эфиопов-судей, сегодня они есть, как есть и судья-ультраортодокс».

«Когда-то Министерство юстиции не могло дать преимущества солдатам, но сегодня это существует. Конечно, есть еще много работы, и есть куда стремиться, но, безусловно, можно сказать, что большинство чиновников в министерстве юстиции понимают: его работа заключается в том, чтобы позволить политическому эшелону выполнять свою роль», - сказала она в заключении.