Гидеон Леви:
В нынешней ситуации я буду голосовать за Нетаньяху

Кто сказал, что Эрель Сигал и обозреватель Haaretz не могут опустить одинаковые бюллетени в избирательную урну? Беседа в студии 103 FM

Марк Штоде,

Гидеон Леви
Гидеон Леви
Flash 90

Приверженец крайне левой идеологии и журналист Haaretz Гидеон Леви и был гостем программы Эреля Сигала и Хаима Левинсона на радио 103FM.

«Я не шучу, когда говорю, что если мне сегодня придется выбирать между [Бени] Ганцем, [Яиром] Лапидом или [Биньямином] Нетаньяху, я без колебаний выберу Нетаньяху», - сказал Леви.

«Я никогда не думал пересекать черту и никогда не думал уходить, но реальность изменилась. Я верил в реальность двух государств для двух народов. Вы (правые) вычеркнули эту возможность из главы, и этот поезд уже покинул станцию».

«После того, как вариант был удален, оставался вопрос, какой режим возникнет здесь. Оккупация больше не является временным явлением, и если она не временная, у нас есть две альтернативы - демократия или апартеид. Третьей возможности не существует».

Правые продемонстрировали нокуат

«Вы выиграли крупный вопрос по центральному вопросу, предприятие по урегулированию споров достигло того, чего хотело, чтобы предотвратить любые шансы на решение с «двумя государствами», и оно больше не будет обсуждаться», - подчеркнул Леви.

«За последние тридцать лет я видел слишком много всего, когда каждую неделю ездил на территории. Я начинал свою работу где-то еще, и чем больше я видел, тем больше осознавал чудовищность преступления. Чем больше я видел, тем больше понимал, как предмет оккупации окрашивает все наши проблемы, это изменило мою позицию за эти годы. Поскольку я думаю, что вы порядочный человек, я уверен, что вы бы пришли к тем же выводам, что и я, если бы прошли тот путь, что прошел я».

Палестинцы меня не интересуют

Когда Эрель спросил, что палестинцы сделали для решения проблемы оккупации, Леви сказал: «Ты меня удивляешь; они меня не очень интересуют, я занят тем, что делаем мы, а не их трагедией. Я имею дело с нашей ответственностью за преступления, которые совершаем мы. У меня нет особых чувств к палестинцам. У меня есть чувство вины по отношению к моему народу».

«Я знаю, что единственной еврейской левой партией, которая существует сегодня, является только одна партия Кнессета, чья борьба с оккупацией была предметом партии, это «Мерец». Под ее флагом единственный из 120 членов Кнессета поставил предмет оккупации в качестве основного, и этот член «Мерец» сказал вчера: «Нет», и теперь у там осталась кучка серых активистов, которые позаботятся о второстепенных законах и ничего более, а оккупация будет в силе».

Являются ли евреи людьми добродетели?

«Данный случай показывает лицо израильской политики, и право готово бороться за территорию и недвижимость с другой границей и форпостом, которые будут стоить нашей крови, в то время как левые имеют дело с незначительными проблемами. Почему не все в «Мерец» говорят об оккупации? Помимо всех очень важных вопросов в Израиле есть одно тяжелое облако, которого никак не избежать. Те, кто бежит от него, просто не смеют смотреть на него в упор».

Эрель выразил уверенность, что евреи всегда были привилегированным народом, на что Леви ответил лозунгом.

«Заявления типа «мы все равны» приведут к кровопролитию».

Леви продолжил: «Вы заняты евреями, а я занят людьми, нет ничего более расистского, чем сказать, что арабы - демографическая проблема».

«Постоянная озабоченность собой отпугивает от нас. Мы не одиноки в этой части мира, и правые не признают это. Но те, кто здесь с нами, равны в своих правах до последнего миллиметра наших прав, то же в случае большого компромисса в их отношении отчасти потому, что они были здесь до нас. Единственное решение - демократия для всех, и я удивляюсь, почему права человека, равные для всех, так пугают правых», - заключил Леви.