IsraelNationalNews.com


«Женщины служат в ЦАХАЛ – и армия должна отвечать за них»

«До каких пор мы будем говорить, что всё хорошо, когда количество докладов растет, и мы начнем сталкиваться с неприятной ситуацией?»

Йоссеф Йак,

График, иллюстрирующий сообщения о сексуальной уязвимости в ЦАХАЛ
График, иллюстрирующий сообщения о сексуальной уязвимости в ЦАХАЛ
צילום: יוהל"ם

Вчера, 11 декабря, парламентский комитет по иностранным делам и обороне провел дискуссию, инициированную депутатами Кнессета Моси Разом («Мерец») и Равиталь Суэйд («Сионистский лагерь») по вопросу об увеличении количества сообщений о сексуальных домогательствах в рядах Армии Обороны Израиля.

Открыв дискуссию, депутат Суэйд сказала, что «полиция видит значительное снижение числа случаев домогательств, однако, армия видит скачок этого «показателя». Это может быть потому, что кампания «Me Too» позволяет [жертвам домогательств] жаловаться, но это не объясняет скачок на 40%. Это противоположно любому гражданскому процессу, и мы хотели бы услышать объяснения того, что происходит, несмотря на всю серьезную работу, которую вы выполняете, и как вы намерены с этим справиться?».

Депутат Кнессета Ализа Лави («Еш Атид») также попросила предоставить справку о женщинах-солдатках, которых призывают, но потом переводят для работы в иные органы, помимо ЦАХАЛ, – такие, как полиция или Управление тюрем (ШАБАС), особенно в свете публикации сообщений о нашумевшем случае сексуальных домогательств в отношении солдатки, которая служила охранником.

«Эти женщины вступают в Армию Обороны Израиля, и именно Армии Обороны Израиля должна держать перед ними ответ», - сказала она.

Бригадный генерал Шарон Нир, советник начальника генштаба ЦАХАЛ по гендерным вопросам, сказала, что «армия проводят систематическую работу, имеющую целью искоренение социального феномена сексуальной уязвимости. Увеличение числа сообщений о пострадавших свидетельствует, прежде всего, об увеличении осведомленности и легитимности для сообщения о каждом таком случае, тем более, если речь идет о тяжких [противозаконных] действиях. Человеческое достоинство является фундаментальной ценностью Армии Обороны Израиля, и поэтому мы несем моральную ответственность за обеспечение и сохранение чести и достоинства, а также безопасности каждого солдата и солдатки в наших рядах».

По её словам, «стратегия борьбы с этим явлением включает в себя действия по предотвращению возникновения этих случаев, и, если уж это произошло, тщательный разбор каждого из случаев. Профилактика включает тесты, которые каждый солдат или солдатка должны проходить в своих подразделениях каждые шесть месяцев, и которые потом передаются на анализ экспертами. Занимающиеся этим офицеры армии проходят подготовку под моим [личным] руководством, а по завершению – сдают сертификационные экзамены, а затем приступают к разбору дела каждого отдельного военнослужащего в каждой части».

צילום: יוהל"ם

«С начала 2018 года до настоящего времени было зарегистрировано 993 случая [такого рода] в военных частях, и 558 – «на гражданке». [Для сравнения] в 2017 году было зарегистрировано 893 случая в военных частях, и 589 в гражданской среде. В 2017 году 24% [жертвы домогательств] решились подать жалобу, которая стала основанием для применения дисциплинарной процедуры или начала уголовного расследования, в то время как в условиях «гражданской жизни» жалобы подали только 5% [пострадавших]», - продолжила Нир.

Со своей стороны, депутат Кнессета Михаль Розин («Мерец») сказала, что приветствует «количества отчетов, и я повторяю это каждый раз: это указывает на решение проблемы… В то же время эти цифры все еще очень низки по сравнению с количеством женщин и мужчин, служащих в ЦАХАЛ, и данные, которые имеются в справочных центрах о проценте тех, кто подвергался преследованиям или сексуальным домогательствам, либо насилию».

Депутат Моси Раз отметил, что «дискуссия ответила на большинство вопросов, кроме предметного. Мы видим это в отчетах в целом, и это – очень впечатляющий рост, но как долго мы будем говорить, что всё хорошо, когда количество докладов растет, и мы начнем сталкиваться с неприятной ситуацией снижения уровня сексуальной уязвимости?».

Завершая дискуссию, депутат Кнессета Анат Берко («Ликуд») сказала, что благодарит своих коллег за то, что они подняли этот вопрос: «Я считаю, что в этом комитете должно проводиться регулярное ежегодное обсуждение этого вопроса. Служба в армии является обязательной, и молодые люди приходят туда [в ЦАХАЛ], так что степень сексуального насилия даже выше, чем тот, о котором мы знаем из сообщений полиции. Армия – очень тотальная система, и совокупность данных не должна быть использована для контроля над солдатами и солдатками, но [скорее] для их защиты».

«Ответственность ЦАХАЛ охватывает всех новобранцев и призывников, даже в невоенных подразделениях, – и этот вопрос должен быть урегулирован. Если другие организации не знают, как обеспечить безопасность солдат, им не нужно нанимать солдат. Почему 18-летняя солдатка должна идти служить в охрану?», - спросила она.

«Профилактическая работа, проводимая в армии, говорит мне очень много, и имеющиеся инструменты командования или дисциплинарные меры могут вызвать страх даже до того, как преступление «выйдет на уровень» уголовных преступлений, и я хотела бы, чтобы гражданские службы сделали то же самое. В ходе обсуждения не было подробных данных из военной полиции и заключения генерального военного адвоката, в связи с чем комитет намерен обратиться за своевременным получением этих материалов, чтобы продолжить мониторинг проблемы», - добавила Анат Берко.