IsraelNationalNews.com


Осуждать Холокост, не одобряя политику Израиля, - антисемитизм?

Что собой представляет современный антисемитизм, насколько он распространен и как его распознать

Марк Штоде,

Анти-израильские протесты (архив)
Анти-израильские протесты (архив)
Israel Advocacy Movement

Российский интернет ресурс Медуза опубликовал материал на основе исследования о проявлениях антисемитизма в Европе, проведенного телеканалом CNN.

Согласно опросу американцев, всего 10% из опрошенных в семи странах людей признались в неприязни к евреям. Исследование же, проведенное российским «Левада-центром» в 2016 году, подтверждает, что и в России открытый антисемитизм снизился до исторического минимума. При этом почти 40% россиян выступают за то, чтобы ограничить количество евреев во власти, а атака на синагогу в Питтсбурге в конце октября стала самым кровавым антиеврейским преступлением в истории США.

В публикации Медузы журналист Дмитрий Карцев путем постановки каверзных вопросов и поиска на них простых ответов пытался разобраться в том, что собой представляет современный антисемитизм, насколько он распространен и как его распознать.

Вот выдержки из статьи.

У антисемитизма есть определение. Но не всем оно нравится

В 1998 году по инициативе премьер-министра Швеции Йорана Перссона был создан Международный альянс в память о Холокосте, куда сегодня входит 31 государство. К 2004 году альянс разработал «Рабочее определение антисемитизма» — на то, чтобы его утвердить, понадобилось еще 12 лет. Сейчас это определение официально используется во внутренних документах правительств восьми стран — Великобритании, Израиля, Австрии, Румынии, Германии, Болгарии, Литвы и Македонии. Его также поддержал Европарламент.

Пять пунктов из девяти, которые прямо касаются Израиля, категорически не устраивают некоторых экспертов. Так, по их мнению, формулировка последнего слишком размыта и фактически воспрещает любую критику правительства еврейского государства. В феврале 2017 года 244 британских ученых подписали протестную петицию: по их мнению, «Рабочее определение» угрожает академической свободе слова, поскольку объявляет любую негативную оценку Израиля антисемитизмом.

Те, кто критикуют Израиль, не всегда антисемиты. Но часто

С начала 1970-х годов появился термин «новый антисемитизм». Канадский юрист, правозащитник и бывший министр юстиции Канады Ирвин Котлер считает, что традиционный антисемитизм отрицал равные права евреев в тех обществах, где они проживали, а новый отвергает право евреев на собственное государство. Историк Бернард Льюис называл этот феномен «третьей волной» антисемитизма. В основе первой лежали религиозные предрассудки («евреи распяли Христа»), второй — расовые («евреи загрязняют кровь»), нынешней — идеологические («евреи украли землю под свое государство»). Одно из ярких проявлений нового антисемитизма, по мнению сторонников этой концепции, — сравнение Израиля с нацистской Германией.

Как отмечает американский ученый Джек Фишел, к сторонникам нового антисемитизма относят не только крайне правых радикалов - привычных «старых» антисемитов, - но и левых активистов и исламистов.

Противники концепции считают, что она делает невозможным рациональный разговор о политике Израиля, фактически приравнивая критику этой политики к средневековым предрассудкам. По их мнению, сравнение израильской политики с нацизмом не может считаться заведомо антисемитским, поскольку аналогичный риторический прием нередко применяется в отношении множества других стран и режимов.

Израильский политик советского происхождения, бывший глава еврейского агентства СОХНУТ Натан Щаранский предложил «3Д»-тест для проверки критического отношения к Израилю на предмет антисемитизма. Согласно этой точке зрения, критика Израиля становится антисемитской, если включает хотя бы одно из «Д»:

Делегитимация, то есть представление о том, что еврейский народ не имеет права на самоопределение, а Израиль, в свою очередь, — права на существование.

Демонизация - изображение евреев и Израиля как главного источника мирового зла или организатора и выгодоприобретателя негативных процессов, происходящих в других странах и с другими народами.

Двойные стандарты - «эксклюзивную» критику в адрес Израиля и игнорирование схожих негативных явлений в других странах. Например, это может быть настойчивое подчеркивание, что именно Израиль создан на «чужой» земле, хотя большинство современных стран появились в результате завоеваний и насильственного определения границ.

Отрицание Холокоста - это точно антисемитизм

Дискуссия о Холокосте может выглядеть как обычный научный спор, но это не всегда он. Никто из академических ученых, профессионально специализирующихся на истории гитлеровской Германии, не ставит под сомнение, что нацисты разработали план тотального уничтожения еврейского народа и приступили к его реализации.

Те, кто ставит под сомнение Холокост в принципе, либо искренне заблуждаются и недостаточно компетентны в исторической науке, либо имеют предубеждения именно антисемитского толка. Часто — то и другое вместе. Стремлением реабилитировать антисемитизм, очистить его от негативных коннотаций и вернуть в допустимый политический дискурс объяснял отрицание Холокоста американский психиатр Вальтер Райх.

Антисемитизм в современном мире изменился - и заметить его сложнее

Современный антисемитизм раскрывает концепция аверсивного расизма, которую описали американские психологи Джон Довидио и Сэмуэль Гартнер. В отличие от открытых расистов, аверсивные не высказывают своих убеждений прямо. Более того: такие люди не всегда отдают себе отчет в наличии этих убеждений, поскольку это вступает в противоречие с официальной системой ценностей, которую они - часто из конформистских соображений - приняли. Например, в США это демократия и равенство возможностей, в СССР такими были дружба народов и интернационализм. При этом если у аверсивного расиста появляется возможность проявить свои предрассудки без риска быть «пойманным за руку» и подвергнуться осуждению, он с большой вероятностью сделает это.

Распространенное в современном обществе отношение к евреям можно объяснить именно через аверсивный расизм. Открытый антисемитизм после 1945 года, как правило, не приветствуется, а в некоторых странах прямо нарушает закон; однако в скрытых формах он продолжает существовать.

Скрытый антисемитизм ярко проявляется как через определенные суждения, так и языковые практики. Например, дотошное высчитывание процента евреев; расшифровка (в скобках, кстати или к слову) «подлинной» еврейской фамилии, имени и отчества того или иного публичного человека; любовь к анекдотам типа «встретились русский, татарин и еврей…», где выясняется, что татарин глупый, русский простодушный, а еврей хитрый; навязчивое подчеркивание, что среди евреев особенно сильна взаимопомощь, среди них почти нет пьяниц, наркоманов и прочих маргиналов, их матери самые чадолюбивые. Это выглядит как комплимент, но за ним может стоять намек на то, что евреи «хорошо устроились» и что среди них особенно сильна клановость.

Опасность аверсивного расизма в принципе и скрытого антисемитизма в частности в том, что их переход в открытую форму зависит только от внешних факторов. Если в какой-то момент власть начнет поощрять дискриминацию, аверсивные расисты будут только за.

Старые антисемитские стереотипы все еще существуют

Многие традиционные стереотипы по-прежнему сильны. Так, от 25% до 40% европейцев уверены, что влияние евреев в мировой политике, экономике и СМИ слишком сильно. В свою очередь, 39% россиян полагают, что нужно ограничивать число евреев на руководящих постах, а 67% выступает против того, чтобы еврей занял пост президента России. Около трети граждан РФ считают, что евреи занимают слишком большое место в культурной жизни страны. Половина уверена, что «в правительстве» слишком много евреев.

По данным исследования центра Pew, 17% европейцев против того, чтобы евреи становились членами их семьи (больше всего противников в Италии - 25%, меньше всего в Нидерландах и в Норвегии - по 3%), в России это число достигает 30%.

Среди негативных клише о евреях в России до сих пор популярна идея, что для них деньги важнее человеческих отношений (57%); что они живут богаче других людей (67%); что они всегда отстаивают только собственные интересы, а не интересы той страны, где живут (49%). Зато мнение, что люди этой национальности несут ответственность за беды России и для страны было бы лучше, чтобы их не было вовсе, разделяют не более 15%.

Эксперты «Левада-центра» считают, что с учетом положительной динамики еврейский вопрос ушел в России на второй план — но только по сравнению с другими видами ксенофобии.